Театр для детей и юношества: «Время Моисея» — газета «Харьковские известия»

22.12.2020 00:41   -
Автор:
Спектакль в авторском жанре рок-драма пронизан рок-музыкой (консультант по звуку Е. Синявин, техническое микширование Д. Григорьев), хотя поют актеры сравнительно немного (консультанты по вокалу — М. Рудский, Н. Алтухова, С. Борисенко). Кульминационной в плане слияния поэзии и вокала стала сцена видения Моисеем Господа в неопалимой купине. По замыслу режиссера, Моисей внемлет не одному голосу, а трио юных персонажей, названных в программке Современниками будущего (одетые в легкие золотые туники Артем Химич, Андрей Гапанович-младший, Виолетта Яковлева или Наталья Перепелица).
Оставляя планшет сцены свободным для экспрессивного пластического действия, Н. Хворостенко изобретательно заполнила специфически вертикальное зеркало сцены этого театра: легкие, мобильные арки-платформы (шатры кочевников) и вековечные, тяжкие, как сомнения богоизбранных пророков всех времен валуны, гипнотизирующий загадкой образ мумии (при упоминании Датоном об уделе народа, рожденного в пустыне) и разверстый «ад» под авансценой. Из него поднимается на землю обетованную видение Матери Моисея. Ее играют Ольга Ефимченко и Галина Мисюкевич. В исполнении последней необыкновенно точным, знаковым является неправдоподобно низкий для матери голос, которым напевает колыбельную Моисею видение-искушение. Из ада же восстает фантомный дух сомнений Азазель, черты лица которого (это выстроено режиссером) ускользают от Моисея. Азазель — как всегда, точный, убедительный сочной актерской краской и энергетической отдачей Михаил Чатченко, хотя однозначная трактовка персонажа И. Борисом и вызывает сомнение…
Интересны костюмы Ники Хворостенко. Племя решено в духе франковского «Захара Беркута» — меха, рога, языческие «хари»-маски. Рослая фигура Азазеля в кожаной амуниции, ощетинившейся клыками-когтями, пугает черными шлейфами-крыльями, которые несут за ним пажи преисподней. А в сценах публицистических перекличек тем поэмы с современностью мелькают и «милитари» Ближнего Востока, и урбанистические силуэты в кожанках с цепями, и пришельцы из будущего в трико и скафандрах, которые удачно сочетаются со звуками уличного пикета. Экспрессивной массовке под стать стилистически современная выразительная работа художниц по свету А. Везировой и А. Сидоровой.
Для актеров ТЮЗа, привыкших носить в спектаклях маски различных зверей и птиц, в «Моисее» возникла задача посложней: под масками тотемных для наших предков козы или овцебыка проявить человеческие сущности, как тот пронзительно драматический материнский взгляд, которым безмолвно ворожила на удачу Моисея героиня Ольги Дружченко. Эта женщина из среды варваров тянулась к иудейскому герою, прозревая в нем счастье жизни в ином обществе для своих запуганных детейрабов. На протяжении всего спектакля скрывался под маской юродивый (Александр Щукин) с трясущейся от смеха над «лидерами» толпы головой. Лишь на поклоне актер снял рогатую «харю», неожиданно открыв зрителям до слез просветленное сочувствием к драме Моисея лицо.
Участие в одном спектакле репертуарного театра трех коллективов: двух десятков актеров театра, студентов кафедры мастерства актера Харьковской академии культуры (руководитель курса — заслуженная артистка Украины Ольга Двойченкова) и студийцев Образцового театрального коллектива «Визави» (руководительница Лилия Рагра), объединенное не только режиссурой И. Бориса, но и хореографией Татьяны Федорченко, себя полностью оправдало. На премьере разноопытные артисты выступили как единое целое.
В спектакле удачно выстроено противопоставление племени (в исполнении Сусанны Борисенко, Виталия Мизяка, Елены Романовой, Владимира Царькова, Даниила Кузнецова, Павла Федорченко, Евгения Шевчика и Маргариты Бордиян — общества потребления, поклоняющегося кумирам, в данном случае «фракции» Астарты» и «партии Ваала») и — нарождающейся под воздействием примера и речей Моисея новой философии.
У И. Франко и И. Бориса Моисей — не воин и не борец. В исполнении заслуженного артиста Украины Сергея Городецкого он — скорее Гамлет негевской пустыни. Впечатляет рублевский лик персонажа: полувоздушный объем волос и седеющей бороды вокруг удлиненного лица, печальные, мудрые глаза человека, способного прощать. Сцену Моисея с детьми своего племени невозможно воспринимать без слез, настолько точно передает актер суть любимого, доброго сказочника-наставника малышей, а затем — панцирем сковывающую Моисея скорбь беспомощности, при виде того, как Датон привычными методами обращает свободномыслящих в стадо блеющих… Андрей Гапанович-старший колоритно и азартно очертил образ деспотичного Датона. Грубую атавистическую воинскую силу хромоногого Аверона воплотил в спектакле Руслан Романов.
В дальнейшем пожелаю театру уделить больше внимания содержательности, нюансам и энергии поэтического слова. Пока очень сказывается отсутствие у труппы системности в работе с поэтическим текстом. Кроме С. Городецкого (роль и прожита, интонационно озвучена им с глубиной и богатством естественных движений души), исполнителям ролей еще есть к чему стремиться. И еще: музыкальный финал «Моисея» и лексически (поп, а не рок), и эпохально вдруг (!) «перебрасывает» зрителей из современности в 1970-е…
Одновременно с премьерой для взрослых зрителей в театре стартовала рождественско-новогодняя кампания. На премьерном спектакле театра для детей и юношества «Солнышко и Ветерок» (постановка Яны Зеленской и художницы Дарьи Кушниренко), которым театр заложил в Харькове традицию «бейби театра», каждому маленькому зрителю (от 1,5 до 4 лет) вручают грамоту за первое посещение театра. Спектакль на украинском языке привлекает камерностью, теплотой, тонкой музыкальностью. При создании «живой музыки» композитор Павел Савельев, как и художница, режиссер и актеры, сотрудничали с детским психологом, учитывая особенности восприятия цветов, созвучий, способа общения малышей. Спектакль ценен тем, что четверо актеров не просто разыгрывают перед детьми историю, сочиненную харьковчанкой Юлитой Ран, но и вовлекают маленьких зрителей в увлекательную игру на сцене. В придуманном Я. Зеленской сценическом мире малыши могут «уснуть» на зеленой травке перед домом фермерши, и «проснуться» с первыми звуками пения птиц, при появлении Солнышка (М. Бордиян). После сокрушительных действий Ветерка (А. Щукин) дети с готовностью отзываются на просьбу Музыканта (Е. Шевчик) и Фермерши (О. Дружченко) помочь им снова собрать дом и клумбы. Вместе с актерами поиграв в этот гигантский конструктор, маленькие зрители восторженно аплодируют самим себе и своей команде. Спектакль «Солнышко и Ветерок» не только развивает в ребенке фантазию и веру в чудеса, но и помогает ему проявить свои лидерские задатки.
Не так давно, в 2012 году, Харьковский Театр для детей и юношества круто изменил художественную политику, в результате чего родились спектакли всеукраинского резонанса. В последние годы очертился заметный творческий спад (хорошо, что не сорок лет бродил этот театр по пустыне…), а сегодня, в свой юбилейный год, коллектив театра, со словами Ивана Франко на устах и с Татьяной Цвилой и Александром Ковшуном во главе стремится покорять очередные высоты. Хотя и здесь, как и в случае с Моисеем, не без скептических оценок со «стороны» и «изнутри»…