«Люся»: театральное рождение харьковской легенды — газета «Харьковские известия»

13.04.2021 05:03   -
Автор:
Постановка первого в Украине спектакля о знаменитой харьковчанке Людмиле Гурченко состоялась при поддержке Украинского культурного фонда. Это тем более важно, что за рубежом к образу Гурченко как героине спектакля уже обратились годом раньше. В театре им. Е. Вахтангова идет постановка А. Нестерова «Люся. Признание в любви».
Сразу оговорим, что к тому сценическому варианту многотрудной истории «звезды» наш, харьковский, спектакль отношения не имеет. Он абсолютно оригинален, хотя в основе пьесы А. Середина, естественно, лежит та самая талантливая биографическая проза самой актрисы, которую использовали в качестве сюжетной канвы спектакля вахтанговцы, а также режиссер телевизионного сериала 2015 года «Людмила Гурченко» С. Алдонин. В первом спектакле есть и харьковское детство, и сияние зрелого триумфа Гурченко «а-ля Бродвей», есть там и две актрисы: одна малолетняя, играющая Люсю в детстве, другая взрослая (в светлом парике «под Людмилу Марковну»), представляющая актрису в пору ее молодости и зрелости.
К чести харьковского театра им. А. Пушкина, его руководитель Сергей Бычко и автор идеи и ее воплощения А. Середин не пошли по избитому пути. В роли Гурченко — одна исполнительница, Мария Бораковская, поющая актриса, по-режиссерски точная пародистка острого внешнего рисунка созданного Л. Гурченко образа кинодивы. Концепция А. Середина, которая постепенно открывается зрителям спектакля, окончательно вырисовываясь в его финале, лежит не столько в биографической, сколько в метафизической плоскости. И именно моменты, в которых это подчеркнуто режиссурой, искрятся таинством судьбы выдающейся землячки, легендарная жизнь которой после смерти только началась…
Сценография Екатерины Колесниченко с самого начала привлекает внимание к тому, что место действия спектакля — Харьков, а вот время действия универсально. Город 1930-х, 1950-х, 1960-х, Харьков наших дней, Харьков, в котором за время отсутствия Л. Гурченко построили метро, украсили центральную площадь знаменитым «градусником», а вокзал осветили электронным табло, но в котором многое не меняется… Как те персонажи, сатирически сыгранные Олегом Маковейчуком и Александром Плехуном.
Именно в сегодняшний Харьков (даже не 2011 года, а именно нынешний, в котором ходят билеты «E-ticket») возвращается героиня спектакля. Овладевшая секретом вечной молодости, Л. Гурченко стоит на ночном вокзале с чемоданом (его тут же крадут), а потом, встретив друга детства Сашку (Дмитрий Тарасюк), опоздав на метро, так узнаваемо (пластическая реминисценция этапного в судьбе Гурченко фильма Э. Рязанова) засыпает на парапете метро родного города. И музыка Андрея Петрова так много договаривает в этом сюжете «вокзала
для двоих»: Люси, которая бежала из родного города, чтобы покорить Москву, и Люси, которая вернулась в него навсегда… В виде памятных знаков на родной женской гимназии Гурченко,
в сквере на улице Тринклера, в образе объединяющей поколения харьковчан городской легенды, а теперь еще и в виде героини спектакля. К слову, жаль, что именно в спектакле с таким замыслом, как у А. Середина, не было ни одной отсылки к такой философски созвучной кинороли Людмилы Гурченко, как Эмилия Марти в «Рецепте ее молодости». Хотя, к примеру, было неоправданно много цитирования фильма «Любовь и голуби» и даже попытка рубрицировать картины спектакля на манер фильма («картина рассветная», «картина выпускная» и т. д.).
Смещение, наложение временных пластов в пьесе А. Середина позволило М. Бораковской не играть возраст Гурченко. В спектакле есть такой структурный ход, как интервью. Его Людмила Марковна как бы дает харьковским журналистам на протяжении всех трех часов спектакля. Отвечая на вопросы, Люся возвращается в свое прошлое, но остается в нем собой сегодняшней. Это подчеркнуто М. Бораковской в пластике, в напускной бодрости, в особенных блеске глаз и запрокидывании головы, в победительной улыбке зрелой Гурченко, которых, конечно же, не могло быть у харьковской девчонки послевоенных лет. Брюнетка М. Бораковская для роли не покрасила волосы, не натянула парик — ей богу, ведь дело не в пресловутом двойническом
сходстве! М. Бораковская однозначно выиграла в том, что не отказалась от себя и тем самым нашла «свою Люсю».
Первое действие спектакля А. Середина — о харьковских страницах биографии Л. Гурченко, второе — уводит зрителей следом за героиней в ее московскую студенческую и киножизнь. М. Бораковская поет очень профессионально, в искусстве тембрально-интонационной мимикрии она достигла значительного сходства с Гурченко. Голос же самой Людмилы Марковны звучит в спектакле только один раз. Не злоупотребили режиссер с художницей и показом фото актрисы на экране. И тем самым, к слову, сделали такой долгожданной, желанной, «гвоздевой» финальную демонстрацию неотразимой Гурченко на улицах Харькова, запечатленной нашим телевидением в 1990-е годы.
В шумномистическом спектакле с музыкой, песнями, танцами, иллюзионистами и гимнастами, по счастью, нашлось место и многозначительной тишине. Эту радость встречи с энергией зрелого по мысли и чувству психологического театра подарили зрителям Александр Кулиш (Марк Гурченко) и Капитолина Колобова (Елена Гурченко). Режиссер и молодая актриса «реабилитировали» мать Людмилы, органично высветив ее тоненькую, бледненькую фигурку светом ангела-хранителя в судьбе дочери. В Марке А. Кулиша есть и хорошо известный по показам самой актрисы «говор», и неистребимые нежность, гордость за «дочурку», и вселенские доброта, теплота. Роль седого отца-фронтовика не главная, не настолько эффектная, как роль Люси, но, оказалось, именно А. Кулишу в спектакле выпало сказать как драматическому актеру больше всех.
Очень даже может быть, что не всем, кто ждал премьеру, «Люся» пришлась по душе. Безусловно, кто-то имел право рассчитывать и на голливудскую «историю Золушки» с танцами, платьями и перепевом известных кино- и эстрадных песен Людмилы Марковны. Танцы в постановке Наталии Фединой в спектакле театра им. А. Пушкина есть, как есть и платье героини, точь-в-точь как в «Карнавальной ночи», и есть в нем характерная примета эстрадного китча — звездное небо с надписью «Люся». Но, повторюсь, спектакль не о том. А. Середин создал спектакль не во всем последовательный, не везде выдержал выбранный сценический жанр.
Где-то режиссер откровенно затянул действие. Но главное все равно состоялось — как смог, честно А. Середин создал спектакль-посвящение харьковчан Л. Гурченко, в котором есть и любимая актриса, и много правды о Харькове, городе, не только рождающем харизматических лидеров и таланты, но и разбазаривающем их.
В финале спектакля Люся символически не садится в поезд. Она остается… При этом М. Бораковская в сумерках сцены многозначительно улыбается… И на вокзальном табло после маршрутов «Полтава — Харків», «Харків — Дніпро», «Харків — Запоріжжя» и др. дотошный зритель может рассмотреть маршрут, проложенный режиссером героине своего спектакля, — «Харків — Всесвіт». Время отправления — 00:00.