Гелетей нужен Порошенко, Аваков — нет

3 сентября 2014, 11:18
 

Президент Украины Петр Порошенко озвучил, а премьер-министр Арсений Яценюк поддержал идею о том, что в силовых ведомствах страны должны пройти кадровые изменения, предложения по которым могут быть озвучены на сегодняшнем заседании Верховной Рады.

Политолог Виктор Небоженко высказывает мнение, какие перестановки могут произойти и объясняет почему ротации не коснутся министерства обороны.

— Кого могут коснуться кадровые перестановки?

— Думаю, никого из министров, разве что только министра внутренних дел, президент и парламент тревожить не будут. Вполне возможно, что президент назовет фигуры, которые пойдут на должность руководителя Совета национальной безопасности и обороны. Без руководителей СНБОУ деятельность органов, которые отвечают за оборону государства, сильно усложняется.

Порошенко не тронет Валерия Гелетея (министр обороны — авт.), даже не смотря на то, что не кадровый военный. Гелетей — креатура Порошенко, и он выполняет свои специфические военно-полицейские задания по стабилизации ситуации к годовщине евроМайдана. Поэтому президент не будет менять Гелетея на «чистого» военного. Последний сочетает в себе как спецслужбу, так и полицию и военнослужащего. У нынешнего министра обороны самый широкий спектр функций, что сейчас крайне важно для Порошенко.

Кадровые изменения могут коснуться Арсена Авакова, который не нашел себя в большой политике. А для Петра Алексеевича человек, который не может определиться — с Порошенко он или нет — рискованный человек. Из-за того, что произошло такое тяжелое положение на юге Донецкой области, под Иловайском, кто-то должен пострадать. Но, думаю, перестановки среди генералов не увеличат и не уменьшат потенциал Украины, а среди первых лиц изменений НЕ БУДЕТ.

Заявления о кадровых перестановках и изменениях — это, скорее, пожелания президента Украины, чем его реальные возможности.

— Как воспринимать заявление министра обороны о том, что нельзя снимать с должности начальника Генерального штаба Вооруженных сил Украины Виктора Муженко, а все призывы к этому — российской провокацией?

— Это не российская провокация.

Любой министр обороны всегда заявляет о том, что он — политическая фигура (в данном случае — человек президента Украины Петра Порошенко). И поэтому, дескать, все беды — от начальника Генштаба.

В заявлении Гелетея два тезиса. Первый: я не главный, за все военные действия отвечает начальник Генштаба Муженко. И второй: любая критика в сторону Гелетея, рассматривается как политическая угроза политическому режиму и национальной безопасности страны. Этим самым министр обороны предваряет нарастающее недовольство общества войной на востоке.

Гелетей прекрасно понимает, что в адрес министра обороны обязательно будет критика, поэтому заранее обозначает ее как критику со стороны Кремля. Дескать, любая критика из-за поражений армии Украины — это кремлевская пропаганда. Это, конечно же, не так, поскольку люди очень сильно переживают за Украину и за то, что погибает много людей. Отсюда и повышенные требования к министерству обороны, а Гелетей этого не хочет.

Министр обороны несет такую же ответственность за военные действия, как и начальник Генштаба, за любую крупную операцию, которое проводит его ведомство.

— Министр обороны называет Виктора Муженко «архитектором украинских побед» и заявляет — если бы не ввод Россией своих войск, то АТО вышла бы на завершающую фазу…

— Все это так, но если бы евроМайдан не состоялся, то никакого бы министра обороны Гелетея тоже не было бы. Это мой ответ на вопрос. Как можно не предусмотреть, что накапливаются огромные силы и что они могут вторгнуться на территорию Украины?

Другое дело, что наивный Гелетей скрыл одно очень важное обстоятельство, которое до сих пор не осознанно украинскими военными. Украинские военные, в звании старше полковника, имея за спиной советское прошлое, боятся входить в непосредственный боевой контакт с российской армией. И может только после Иловайской катастрофы они забудут о своих юношеских комплексах. К сожалению, от комплексов и страхов украинской армии приходится избавляться ценой огромных жертв. А именно: украинские солдаты не могут понять — как же так, мы советские люди стреляем в бывших советских людей? На нас напали — вот, что должно быть главным.

Во многом трагедия под Иловайском произошла не от того, что Генштаб или штаб АТО недооценили соперника, а от того, что у украинских военных не укладывается в голове мысль — как мы можем воевать против русских? Но, на мой взгляд, после этого события страх и комплекс прошли.

Фото:lenta-ua.net  Источник:Алексей Комаровский для The Kiev Times

 

Подписаться на новости

Поиск по архиву:

Подраздел:
Материал:
ПнВтСрЧтПтСбВс

Выбрать по тегу