Не только комедия…

Юлия Коваленко, фото Евгения Титова, 1 июля 2013, 09:42
 

Театр Post Scriptum закрыл первый театральный сезон, проведенный в новом помещении на Гиршмана, 16. Невзирая на массу коммунальных трудностей и необходимость «приучить» зрителя к новому адресу, сезон получился максимально насыщенным. Выпущены три премьеры (психологическая драма «Дудочка», притча «Калека с острова Инишмаан» в постановке художественного руководителя театра Степана Пасечника и «Украденное счастье» — режиссер Светлана Пасечник). Как лидер театра С. Пасечник в очередной раз подтвердил этот статус на уровне международного фестиваля «Курбалесия», лауреатом актерской номинации которого стал. Несмотря на проблемы с отоплением, даже зимой продолжались занятия в студии при театре. И вот — завершающая премьера сезона, «Муж моей жены» по пьесе современного репертуарного драматурга из Хорватии Миро Гаврана. Спектакль произвел впечатление праздника — как залп шампанского в этот торжественный день!

В течение первых полутора часов спектакля на сцене — только двое актеров, и атмосфера между ними и зрителями сразу же настраивается более чем доверительная. Да и трудно не войти в положение отставного моряка Креша (Сергей Москаленко) и провинциального служащего Жакереца (Степан Пасечник), которые выяснили, что являются официальными мужьями одной и той же женщины. Красавица-проводница Драгеца живет на два города. Такая вот, в буквальном смысле слова, жена-транзитщица. Ситуация, как говорится, патовая? Как бы не так!
 
С. Пасечник и С. Москаленко не только заразительно смешат зал, но и заставляют его по временам всерьез задумываться о смысле жизни. Герои бесконечно меняются ролями «обвинителя» и «защитника» своей дражайшей Драгецы, философствуют, впадают в ярость или, наоборот, в бурную эйфорию; и, конечно же, по укоренившейся в народе традиции решать неразрешимые проблемы — пьют «горькую». Благо, поводов в их ситуации достаточно… На этой-то почве моментами их озаряют идеи, близкие к гениальности, а еще посещает невыносимая легкость бытия.
 
В спектакле есть две сцены-близнецы, в которых шок, замешательство, гнев и отчаяние двух рогоносцев уступают место экстатической просветленности. Ядром первого акта является мастерски сыгранная сцена с аккордеоном. Она полифонична во всем! Вживую разливается трелью музыкальный инструмент в руках у Жакереца-Пасечника, над ним витает та же самая, главная тема спектакля, записанная на фонограмму, а где-то между ними «парит» и заходится песней-плачем Креш-Москаленко! Позднее оскорбленные женщиной мужчины дают друг другу пародийную клятву верности, скрепленную фантастическим медленным танцем, в котором кавалер ведет… партнера. Парадокс истории в том, что извращенная измена жены заставила ее мужей осознать истинную цену мужской дружбы.
 
Как в равной степени главные герои, попавшие в одинаково пикантную ситуацию, Креш и Жакерец все же очень разные. Степан Пасечник играет представителя интеллигенции, которому не понаслышке известно творчество Петрарки и в порицании неверной супруги у которого слышатся нотки изощренного демагога. Сергей Москаленко создает образ простецкого, но ухватистого мужичонки, первой реакцией которого на обиду являются закатанные рукава. Но что же в таком случае заставляет героев капитулировать из-за стола обвинения на скамью приговоренных к исправительным работам на кухне и по домашнему хозяйству? Сквозь весь спектакль проходит негромкая, но явственно различимая тема страха человеческого одиночества. И вот это действительно патовая ситуация!
 
Под конец заинтригованным зрителям представляется возможность составить собственное впечатление о Драгеце. Актриса Анна Дармориз смело начинает роль с ошеломительного монолога. Ее шалая героиня врывается в спектакль под флагом бури и натиска, она явно живет по правилу: «лучшая защита — нападение». Правда, затем начинающая актриса как будто немного устает (еще бы, после такого сокрушающего зал монолога!), и все ее адвокатствующие Драгеце интонации приобретают оттенок вторичности, а манеры напоминают тактику сказочной Лисы, выгнавшей Зайчика из лубяной избушки. При внешней эффектности образа актрисе явно еще не хватает мастерства, чтобы играть эту «взрослую» историю на всей полнозвучной клавиатуре смыслов и подтекстов, как это делают ее партнеры.
 
Новый спектакль Театра Post Scriptum — вовсе не бульварная комедия. Об этом свидетельствует не только актерский ансамбль, но и теплая домашняя атмосфера уютного и обжитого сценического пространства. В нем нет ни одной лишней детали: чайник, таз с бельем, штурвал и абажур, под которым надежно упрятана бутыль водки — все четко утилитарно и, вместе с тем, стильно. Музыкальная интонация «Мужа моей жены» становится для зрителя камертоном отношения к сюжету. Она настолько же надрывна и ретро-сентиментальна, насколько и пародийна. Получается, что Степан Пасечник изменил жанровую окраску пьесы. Его спектакль несоразмерно глубже, умнее, добрее и человечнее. И к нему хочется возвращаться, чтобы еще и еще пережить моменты неоднозначных оценок актерами самых нелепых и нарочитых ситуаций, в которых оказываются их герои. А значит — да не введут зрителя во искушение по-бенефисному яркие актерские работы — перед нами точно образец такого редкого сегодня качественного режиссерского театра!
 
«Мужа моей жены» можно будет увидеть уже в августе. Ведь театр откроет свой сезон одним из первых в городе!
Подписаться на новости

Поиск по архиву:

Подраздел:
Материал:
ПнВтСрЧтПтСбВс

Выбрать по тегу