Классическую школу не заменить - газета «Харьковские известия»

23 января 2021, 00:21
 

ДИСТАНЦИОННОЕ ОБУЧЕНИЕ ПЛОТНО ВОШЛО В НАШУ ЖИЗНЬ, ПРИВНЕСЯ В НЕЕ МНОЖЕСТВО ПРОБЛЕМ, С КОТОРЫМИ СТОЛКНУЛИСЬ УЧИТЕЛЯ, РОДИТЕЛИ И ДЕТИ. У ВСЕХ ОНИ РАЗНЫЕ: ОТ НЕХВАТКИ ВРЕМЕНИ ДО ОТСУТСТВИЯ ТЕХНИЧЕСКИХ ВОЗМОЖНОСТЕЙ. И ХОТЯ СЕГОДНЯ ВСЕ ВОСПРИНИМАЕТСЯ НЕ ТАК ПАНИЧЕСКИ, КАК ВЕСНОЙ, ГОТОВО ЛИ ОБЩЕСТВО ПОЛНОСТЬЮ ПЕРЕЙТИ НА «УДАЛЕНКУ» И ОТКАЗАТЬСЯ ОТ СТАРОЙ ПРОВЕРЕННОЙ ШКОЛЫ, ГДЕ ЗНАНИЯ И ОТНОШЕНИЯ НЕРАЗДЕЛИМЫ, ГДЕ СТРОГО И ВЕСЕЛО, ГДЕ ЦАРИТ ХРУПКОЕ ТЕПЕРЬ ЕДИНСТВО: УЧИТЕЛЬ — УЧЕНИК.

Накануне завершения январского локдауна корреспондент газеты «Харьковские известия» встретился с директором Департамента образования Харьковского городского совета Ольгой Деменко. В интервью Ольга Ивановна поделилась своим мнением относительно уровня и качества знаний школьников, большую часть времени изучающих предметы удаленно, и перспектив такого обучения, а также ответила на вопрос, как же все-таки гармонично соединить классику и инновации?
 
— Как вы считаете, «дистанционка» может заменить в полном объеме классическое очное обучение?
 
— На сегодняшний день существует много различных форм организации учебного процесса: очная, т. е. классическая, вечерняя, экстернат, индивидуальная, домашняя, дистанционная. И все они имеют право на жизнь. Потому что все дети разные, семьи разные, разное состояние здоровья школьников, разные социальные статусы. На выбор той или иной формы обучения влияют и другие факторы, например пандемия. И мы, педагоги, должны понимать, что в различных ситуациях можно и нужно применять различные формы. Но, конечно же, основным вариантом учебы является классно-урочный. Его полностью заменить невозможно. При этом можно применять параллельно элементы других форм обучения.
 
Сейчас у нас локдаун, и учащиеся 5-х — 11-х классов, которые после зимних каникул приступили ко второму семестру, учатся дистанционно, а у начальной школы каникулы продолжились. Такое решение было принято, исходя из весеннего опыта, когда впервые опробовали «удаленку». Мы тогда убедились, что для младших классов она неприемлема. Это катастрофически сложно для ребенка, вредно для его здоровья. Это очень сложно для родителей и, конечно, для учителей.
 
Поэтому я считаю, что для начальной школы дистанционной обучение — не вариант. Приемлемы только его элементы. Объясню подробнее. В целом, дистанционное обучение может быть синхронное и асинхронное. В первом варианте учитель выходит онлайн, одновременно с ним онлайн все ученики класса, которые должны к этому времени проснуться, подготовиться к уроку, включиться в конференцию и участвовать в уроке. То есть это то же занятие, только на расстоянии. Также применяется асинхронный вариант, при котором необязательно всем детям одномоментно быть в сети. Они могут контактировать с учителем и выполнять задания в течение разного времени. Например, учитель записал свой видеоурок и отправил ученикам. В этом случае ребенок может просмотреть такой урок, если нужно, несколько раз. Или он просто получил задание и, выполнив его, отправил учителю. Именно элементы асинхронного дистанционного обучения мы давно уже опробовали, еще дватри года назад, когда у нас были карантины по гриппу и ОРВИ.
 
Но непосредственно дистанционное обучение в той форме, которая сейчас внедрена, это, безусловно, очень сложно. И на это «сложно» влияет множество факторов, начиная от наличия компьютера, других гаджетов, качества связи и заканчивая здоровьем и восприятием самого ребенка.
 
В то же время я не могу сказать, что дистанционное обучение — это очень плохо. Потому что в непростой период пандемии — это хоть какой-то выход. Да, это не классическое обучение. Да, теряется индивидуальный подход, теряется харизма учителя, теряется контакт «учитель — ученик». Теряется воспитательный эффект. Но все-таки это хоть как-то помогает детям усваивать материал и не отстать катастрофически в учебе.
 
— Вы говорите — «не отстать катастрофически». На каком уровне у школьников сейчас знания? Стало ли хуже?
 
— Нет, качество знаний хуже не стало. Знаний дети не растеряли. И результаты ВНО это доказали. Наши выпускники сдали тесты на уровне допандемийных лет и даже лучше. Количество 200-балльников больше, чем в предыдущие годы. Это говорит о чем? В 10-х—11-х есть смысл использовать «дистанционку». Они к выпускному классу уже представляют, куда будут поступать и какие предметы им нужно сдавать. Поэтому их усилия целенаправленны и есть время дополнительно заниматься необходимыми предметами.
 
В начальной школе — это сложно и вредно для психики ребенка. Поэтому если и применить к ним «дистанционку», то, во-первых, по необходимости, а во-вторых, четко регламентируя время занятий за компьютером.
 
— Ольга Ивановна, не секрет, что все же учителя на «удаленке» стали более снисходительны к ученикам, порой даже завышают им оценки. Нет той строгости и требовательности. Да и контролировать посещаемость стало гораздо сложнее: обычно из тридцати учеников в эфир выходит максимум пятнадцать. Как призвать к ответу прогульщиков?
 
— Отвечу как учитель с двадцатилетним стажем: те дети, которые хорошо учились, старались, они учатся и сейчас. А отлынивающих всегда хватало. Они не учились и в нормальных обстоятельствах и не учатся сегодня. Что же касается снисходительности учителей: мы всегда к детям относимся с любовью и добротой. Ну, не дети же виноваты в том, что мир захлестнула пандемия? Что ж мы будем на детях отыгрываться. И дело даже не в снисхождении, не в том, чтобы закрыть глаза на те или иные ошибки. Учителя четко знают: где нужно проявить характер, а где — лояльность. Есть учебный план, в котором расписано, что ребенку нужно знать обязательно, а что рекомендовано. Учителя в сложившихся обстоятельствах дают, прежде всего, обязательный максимум, а рекомендованный — он и есть рекомендованный. Учителя стараются сейчас не перегружать детей. Но, повторюсь, качество знаний не страдает. Поверьте, я с учителями постоянно на связи. Скажу больше, моя родная сестра — учитель. И от нее первой я всегда узнаю обо всех сложностях и проблемах, с которыми сегодня сталкивается преподаватель.
 
— Как быть с техническим оснащением? У семей разный доход, разные возможности.
 
— За две недели январского локдауна у нас не возникло проблем. А весной проблемы были. К нам обращались родители, и мы им давали во временное пользование школьные компьютеры. Не скажу, что это было большой проблемой.
 
— А с учителями какая ситуация? Ведь не у всех есть компьютеры?
 
— Учителя сейчас работают в школе. Они ведут уроки из классных кабинетов. Могут в режиме реального времени проводить опыты и демонстрировать учебные пособия, задействовать школьное оборудование. Они могли вести уроки из дома только в период самоизоляции — весной. Так что все учителя техникой обеспечены, потому что во всех школах есть компьютерные классы и вай-фай.
 
Хочу еще добавить: все учителя по новым стандартам, независимо от возраста, обязаны владеть компьютерной техникой. Это такая работа. Нельзя сказать: «я не хочу, не могу, не умею». Кстати, задолго до пандемии, задолго до практики удаленного обучения мы совместно с Харьковским национальным экономическим университетом им. Семена Кузнеца занялись проблемой «дистанционки». За пять лет этот университет подготовил нам более тысячи учителей, овладевших методикой дистанционного обучения. И на днях начался очередной курс, на который записались еще 300 человек. Так что мы давно работали на упреждение. Кроме того, уже лет 7–8 мы проводим конкурс на лучший дистанционный урок. Когда этот конкурс появился, мы не имели в виду тотальное дистанционное обучение. Просто хотели, чтобы подготовленные дистанционные уроки можно было демонстрировать в разных школах, делиться, так сказать, опытом, а оказалось это очень актуальным.
 
— Мы говорим о детях, об их сложностях, но ведь и учителям непросто. Нагрузка выросла вдвое. Быть постоянно на связи изматывает. Дети, да и родители с вопросами звонят порой в самое неподходящее время. И надо быть постоянно готовым ответить, объяснить.
 
— Вы правы. Учителя ежедневно получают и по сто, и по двести сообщений. Но и раньше нагрузка была не намного меньше, только в другой форме. Минимум три раза в неделю надо было проверить по 90 тетрадей с заданиями, например. Но очень хорошо, что мы об этом с вами говорим. Потому что, действительно, учитель сегодня занят больше, чем в классно-урочной системе. Он практически ежечасно погружен в процесс. Это очень сложно. Помимо этого, от него требуются доскональное владение технологиями, умение на расстоянии держать внимание детей и не забывать о качестве обучения.
 
— И все-таки будущее за классической школой или за дистанционным обучением?
 
— Конечно, за классической! Потому что школа — это не только учеба, но и модель общества, в котором формируются лидерские, конкурентные навыки, навыки коммуникации, взаимодействия, прививаются нравственные качества. Дело не собственно в обучении, но в формировании человека!
 
Подписаться на новости

Поиск по архиву:

Подраздел:
Материал:
ПнВтСрЧтПтСбВс

Выбрать по тегу