От кухни — к звездам. Полет нормальный - газета «Харьковские известия»

Вера Надеждина, 19 января 2021, 01:17
 

ИСПОЛНИЛОСЬ 65 ЛЕТ КОСМОДРОМУ БАЙКОНУР. В ЕГО СТАНОВЛЕНИИ УЧАСТВОВАЛИ НЕ ТОЛЬКО ХАРЬКОВСКИЕ СПЕЦИАЛИСТЫ-МУЖЧИНЫ, НО И ЖЕНЩИНЫ. С ОДНОЙ ИЗ НИХ ПРЕДЛАГАЕМ ПОЗНАКОМИТЬСЯ — НАДЕЖДА МИХАЙЛОВНА КОЗЫРЕВА.

На одной из семейных фотографий молодая очаровательная девушка со сдержанной улыбкой, открытым спокойным взглядом, очень модной причёской — типа «бабетта» и чёлкой, точь-в-точь, как у Гурченко, — невероятно располагающая к себе. Это и есть Надежда Михайловна, такой она попала на Байконур.
 
Честно говоря, можно было бы перечислить её спортивные достижения и военные звания, места службы и работы, конечно, правительственные и спортивные награды, которым могли бы позавидовать и мужчины. О ней писали и в харьковской прессе, и во всеукраинской, и во всесоюзной, но… есть такие факты, о которых может рассказать только она сама.
 
В 1957 году Надежда Козырева получила начальную подготовку, а затем совершила первые прыжки с парашютом в Харьковском аэроклубе; в 1963-м по распределению Министерства обороны попала на вторую пусковую площадку космодрома «Байконур»; в 1964-м по согласованию с Главным конструктором С. П. Королёвым уехала учиться лётному и парашютному мастерству. В этом же году поступила в самолётное и парашютное звенья Харьковского аэроклуба; в 1966 году призвана на военную службу в сборную команду Краснознамённого Закавказского Военного Округа. Службу проходила в воздушно-десантных войсках, а затем в военно-транспортной авиации на самолётах Ан-12. Являясь инструктором парашютно-десантной подготовки и членом комендатуры десантного обеспечения, участвовала в поисково-спасательных операциях, прыгала с разных высот и типов самолётов как днём, так и ночью, как спортсмен принимала участие в соревнованиях, в результате в 1966, 1967 гг. стала чемпионкой ВДВ, в 1968 — призёром Вооружённых сил, в 1969 — чемпионкой КЗКВО и других. В 1967 г. была приглашена в центральный спортивный парашютный клуб ВДВ в г. Рязань, в том же году установила три мировых рекорда — один ночной с высоты 1000 м и два дневных с 1500 м и 600 м. Награждена медалью «За отвагу». С 1974 по 1994 г. работала в Харьковском объединённом авиаотряде начальником смены и диспетчером службы международных пассажирских перевозок. С 1984 г. судья Республиканской категории, судила более ста соревнований в разных должностях. В 1989 г. за образцовое выполнение служебных обязанностей занесена в Книгу почёта Аэрофлота. В Совете Федерации парашютного спорта Харьковской области была ответственным секретарём, затем возглавляла комитет ветеранов и истории парашютного спорта, с 2004 по 2018 г. — председатель клуба «Авиатриса» (женщины лётных специальностей) Харьковской области, задачей которого являются возрождение истории авиации и воспитание молодёжи. В 2013-м награждена медалью А. П. Маресьева «За верность авиации»…
 
— Надежда Михайловна, ваша сногсшибательная карьера началась, мягко говоря, с… 
 
 
— Обмана, хотите сказать? Ну, не совсем, но можно и так сказать. Дело в том, что впервые в Харьковский аэроклуб я пришла тринадцатилетней. Тогда мне отказали. Через год пришла снова и опять меня спросили, сколько мне лет. Я отважно соврала, мол, 16, и когда прошла теоретическую подготовку, мне действительно исполнилось 16. Почти. И прыгнула я первый раз, второй, третий — моя мечта свершилась! Но тут стали оформлять документы, обман вскрылся, и меня отчислили, и не только за обман, но ещё и потому, что в парашютный спорт брали только по достижении 18 лет.
 
— Потом вы продолжили учебу, как говорят артисты, совсем в ином жанре…
 
— Да, я поступила в техникум, в группу с углублённым изучением английского языка, где готовили специалистов сферы обслуживания для работы за рубежом. И когда меня вызвали в Москву и предложили целую кучу бумаг подписать о неразглашении секретов, я, конечно, подумала, что мне предстоит работа в каком-либо консульстве или дипмиссии. Но отправилась я в самую что ни на есть глухую казахскую степь на станцию Тюра-Там и оказалась на основной пусковой площадке Байконура заведующей столовой для высших офицеров и ведущих конструкторов. А наша столовая по сути была тогда для обитателей площадки своеобразным клубом, куда можно было и поздно вечером зайти на огонёк, побеседовать, а то и поспорить за чашкой чая. В общем зале было всего десять столиков, Сергей Павлович Королев обедал всегда за одним и тем же, кстати, жил он в небольшом домике тоже рядом со столовой.
 
— А как вы с Сергеем Павловичем познакомились?
 
— В первый же день работы. Я сдала выручку и вернулась в зал, там уже никого не было, кроме Королёва и Келдыша. А людей на площадке, как правило, было немного, все друг друга знали, так что появление нового человека становилось почти событием. Вот Королёв и поинтересовался, как меня звать-величать и откуда я приехала. «Из Харькова!» — конечно, ответила я, а он широко улыбнулся и сказал: «У вас говор особенный, харьковский». Кто знает, вполне возможно, в тот момент он вспомнил свою юность, ведь главный конструктор бывал в Харькове, когда добивался руки своей первой жены, студентки Харьковского мединститута Ксении Винцентини… Далее, узнав, что я прошла подготовку для работы за границей, произнёс несколько слов на немецком. Увидев, что не понимаю, перешёл на английский, я ответила. Вообще, его боялись и уважали. Он был настоящим хозяином, главным во всём. Под горячую руку ему лучше было не попадать, а в хорошем расположении духа Сергей Павлович становился простым, общительным, душевно открытым. Однажды по его приглашению я даже побывала у него в домике. Сколько же там было книг! В основном художественная литература, которую он привёз с собой на Байконур: Пушкин, Достоевский, Аксаков, Толстой. Он мог наизусть читать главы из «Войны и мира», прекрасно знал творчество Шевченко, Багрицкого, Маяковского, особенно любил есенинскую «Русь». Вообще, Сергею Павловичу было присуще особое, чуткое восприятие поэтического слова. Однажды и я показала ему своё стихотворение, но после того, как он его подправил, своё любительское творчество больше ему не показывала.
 
 
— Надежда Михайловна, как же получилось, что вы заложили такой крутой вираж в своей жизни? Сами или кто помог?
 
— Понимаете, я наблюдала вблизи запуск ракет. То, что видела, невозможно описать — это грандиозно, небо манило меня, и неудивительно, что работа в столовой всё чаще казалась не моей. Да, молодому специалисту попасть на Байконур было очень нелегко, а добровольно уехать оттуда невозможно. Но однажды Сергей Павлович спросил меня, о чём я мечтаю. Я ответила: «Хочу летать, прыгать с парашютом!» — и рассказала ему о Харьковском аэроклубе. Подумала: отмахнётся, а Королёв, наоборот, отнёсся к моим словам серьёзно: «…Ты молодая, у тебя всё впереди. Мы ещё будем девчонок набирать в отряд космонавтов. Иди, летай, добивайся успехов в авиации!.. Пиши заявление, я подпишу!» В моей старой записной книжке до сих пор хранятся телефоны Королёва, Каманина, школы космонавтов. Сергей Павлович просил звонить, докладывать об успехах, о неудачах тоже, если потребуется. К сожалению, идея с женским отрядом космонавтов не нашла тогда достойного воплощения…
 
— Надежда Михайловна, в 1963-м вы вернулись в Харьковский аэроклуб, затем вас пригласили в сборную Закавказского военного округа, вы стали инструктором военно-десантной подготовки, чемпионкой ВДВ, установили три мировых рекорда и были награждена медалью «За отвагу», да много, в чём преуспели — когда же вы стали мамой?!
 
— Вот тогда же, пришлось сделать небольшой перерыв, после мы уже служили всей семьёй: муж Сергей, военный лётчик, провожал с небес на землю, а на земле встречала маленькая Оленька.
 
— Такой жизненный путь, столько достижений, побед, встреч — бессмысленно просить вас вспомнить что-либо значимое, и всё-таки, Надежда Михайловна, о чём думается сегодня?
 
— …9 июля 1967 года я принимала участие в воздушном параде, тогда одновременно 50 парашютисток совершили прыжок с высоты 2000 м. Кстати, пока мы готовились к параду, кинематографисты сняли знаменитый фильм «В небе только девушки»… После, на земле, нам вручили букеты цветов, и я подумала о том, как хорошо было бы их все вручить главному конструктору Сергею Павловичу Королёву и как бы он порадовался моим успехам! Уверена, когда человек мучительно ищет именно свою дорогу, на жизненных перекрёстках встречаются люди, которые, словно посланники с небес, меняют её. Таким посланником для меня стал Сергей Павлович… Теперь на моём счету более 1300 прыжков, очередной я совершила в 2006-м, в день своего 65-летия, собираюсь сигануть и в следующем, юбилейном для меня году. Надеюсь, как всегда, приземлиться и поблагодарить родное взлётно-посадочное поле: «Я возвращаюсь к тебе снова — в Коротиче аэродром, где парашют — всему основа. И поле лётное — мой дом…»
 
Подписаться на новости

Поиск по архиву:

Подраздел:
Материал:
ПнВтСрЧтПтСбВс

Выбрать по тегу