Правила воспитания от мамы Илона Маска - газета «Харьковские известия»

14 января 2021, 00:32
 

МЭЙ МАСК РОДИЛАСЬ В ЮАР, РАНО ВЫШЛА ЗАМУЖ, РОДИЛА ТРОИХ ПОГОДКОВ — ИЛОНА, КИМБАЛА И ТОСКУ — А В 31 ГОД УШЛА ОТ МУЖА-ТИРАНА. ЖИЗНЬ ПРИШЛОСЬ НАЧИНАТЬ С НУЛЯ, И У НЕЕ ПОЛУЧИЛОСЬ: МЭЙ СТАЛА НЕ ТОЛЬКО ИЗВЕСТНОЙ МОДЕЛЬЮ И ДИЕТОЛОГОМ, НО И ВОСПИТАЛА УСПЕШНЫХ ДЕТЕЙ.

Как ей это удалось, рассказано в книге «Женщина, у которой есть план». Ниже приведены самые яркие отрывки книги о семье, любви и воспитании.
 
 У моих родителей был самолет, и они обожали приключения. Мама с папой летали через Канаду, Америку, Африку, Европу, Азию и Австралию на небольшом самолете с пропеллерами и полотняной обшивкой, на борту которого не было ни спутникового навигатора, ни радиопередатчика. Детьми мы каждую зиму путешествовали вместе с ними по пустыне Калахари в поисках затерянного города. Сейчас я понимаю, насколько рискованно было пересекать пустыню с компасом и трехнедельным запасом еды и воды в компании пятерых детей. Но папа с мамой планировали наши поездки в мельчайших деталях. «Жить с риском и здравым смыслом», — гласил наш семейный девиз. Отца тянуло к странствиям, но он знал, что нужно быть готовым к неожиданностям. Видимо, поэтому во мне до сих пор не утихают любопытство и интерес ко всему новому. И я готова рисковать — если знаю, что как следует подготовилась. 
 
Папа был необыкновенным человеком — бесстрашным и неугомонным. Он учил нас своим примером. Работал от зари до зари, был проницателен и ласков. Большой добряк, скупой на слова. Мои дети не помнят его, потому что он умер, когда мальчики были совсем маленькими, а Тоска еще росла у меня в животе. Все трое любят насвистывать мелодии. Это напоминает мне отца, который постоянно что-то мурлыкал себе под нос. И это радует: я убеждена, что насвистывать или напевать будет только тот, кто доволен своей жизнью. 
 
Нам пришлось рано научиться ответственности — что было необычно даже по тем временам. С четырех лет мы с сестрой-близнецом вместе ходили в садик, держась за руки. Мы проходили примерно километр в сопровождении нашей старшей сестры Линн (которой было семь) — она помогала нам перейти три проезжие части на пути к школе. Наш садик был примерно на триста метров дальше, чем ее школа, так что последний отрезок дороги мы с Кэй проходили вдвоем. На обратном пути мы доходили до школы Линн и дожидались ее. Она отводила нас домой. В нас поощряли независимость. 
 
Мои дети — лучшее, что я сотворила, но брак был ошибкой. Когда после развода я поселилась в Дурбане (город в ЮАР) — одинокая мать с тремя маленькими детьми, — на мои плечи легла забота обо всех нас. В маленьком городе для разведенной матери с малолетними детьми развлечений не было, но я и так была полностью поглощена своей учебой. 
 
 
Мы с детьми жили в общежитии для врачей. Детская была в спальне, а я ночевала в гостиной, которая была также и кухней. Но меня не смущали неудобства, потому что смена обстановки принесла мне новые радости. Очень важно было оказаться там, где ничто не напоминало о пережитых страданиях. Да, мы ютились в крошечной квартире — и не раз. Да, мы с детьми часто питались бутербродами с арахисовым маслом. Да, мы постоянно ели фасолевый суп. Ну и что с того? Мы любили друг друга. Нам было весело вместе. Это самое главное. 
 
Когда я разводилась, мать сказала мне: «Семья — это главное». Она имела в виду, что дети всегда должны быть на первом месте. Я терпела брак ради детей. И ради них же я потом развелась. «Семья — это главное» — это девиз моей семьи. 
 
Я взращивала в своих детях те же качества, которыми родители старались наделить нас с братьями и сестрами: самостоятельность, доброту, честность, рассудительность и вежливость, трудолюбие и отзывчивость. Я не относилась к ним, как к малышам, и не шпыняла их. Никогда не указывала им, чему они должны учиться. Они просто уведомляли меня, какие предметы выбрали. Я не проверяла их домашнюю работу — они сами за нее отвечали. На их карьеры это не повлияло. Повзрослев, они и дальше самостоятельно решали, что делать со своим будущим. Дети сами отправили документы в выбранные ими университеты и сами подали заявления на стипендии и студенческие кредиты. Я даже не видела эти бумажки. 
 
Детей не стоит оберегать от реалий ответственности. Мои дети видели, сколько мне приходится работать, чтобы обеспечить нам крышу над головой, еду и одежду из секонд-хендов, и это пошло им на пользу. Они хотят, чтобы и вы знали, что моя жизнь не всегда была похожа на сказку. Если дети не приучены к роскоши, они умеют выживать. Вы не обязаны их баловать. Когда убедитесь, что с вашими детьми все в порядке, позвольте им самостоятельно о себе заботиться. 
 
 
Работа полностью меня занимала, так что у детей было предостаточно времени на всякие выходки — подозреваю, я до сих пор не в курсе, что они вытворяли. (Предпочитаю думать, что я была строга с провинившимися, но они говорят, что отболтаться от меня было несложно.) Дети напомнили, что, когда я встречалась с курильщиком, который им не нравился, потому что мы были категорически против курения, — они засовывали маленькие петарды в его сигареты. Он поджег одну такую, и случился ВЗРЫВ! Они умирали со смеху. Мне тоже было смешно. А вот он не смеялся. Но наказания так и не последовало. 
 
К двенадцати годам мои дети определились со своими увлечениями, которые позже стали делом жизни для каждого из них. Я души не чаю в своих детях и очень горжусь всем, чего они добились. Мой старший, Илон, разрабатывает электромобили ради заботы об окружающей среде и запускает ракеты в космос. Мой средний, Кимбал, открывает рестораны с концепцией «с фермы на стол» и по всей стране учит детей из малообеспеченных школ разбивать сады и огороды. У моей младшей, Тоски, собственная кинокомпания, и она продюсирует и снимает фильмы по любовным романам-бестселлерам. У всех у них разные интересы. Многие спрашивают, как я воспитала таких успешных детей. Мой ответ: просто позволяла им заниматься любимым делом. 
 
 
Ваши решения насчет собственной жизни не должны основываться на том, что говорят посторонние. Когда Тоске было тридцать семь лет, она решила завести детей. Прежде она была сосредоточена на личной жизни и карьере. Но тут ее настигло ощущение, что шансы родить собственного ребенка уменьшаются с каждым днем. Вступать с кем-то в отношения исключительно ради оплодотворения ей не хотелось. Она сообщила нам, что хочет сделать ЭКО и самостоятельно воспитывать детей, и наша семья поддержала ее в этом решении. Разумеется, были и те, кто ее отговаривал. Ей внушали, что тянуть детей в одиночку тяжело, что это неправильно, это испортит ее карьеру или плохо скажется на самих детях. Но все эти люди лишь озвучивали собственные страхи. Помню, что я просто произнесла: «Вперед! Я помогу тебе!» А еще я рассказала ей, что куда проще будет обойтись без участия мужчины, — и с этим она согласна до сих пор.
 
Подписаться на новости

Поиск по архиву:

Подраздел:
Материал:
ПнВтСрЧтПтСбВс

Выбрать по тегу