Андрей Портнов: украинцам можно рассчитывать только на самих себя - газета «Харьковские известия»

По материалам Страна.Ua, 21 мая 2020, 04:04
 

ИНТЕРНЕТ-ИЗДАНИЕ СТРАНА. UA ОПУБЛИКОВАЛО ИНТЕРВЬЮ С ИЗВЕСТНЫМ ОППОЗИЦИОННЫМ ЮРИСТОМ АНДРЕЕМ ПОРТНОВЫМ, КОТОРЫЙ ГОД НАЗАД ВЕРНУЛСЯ В УКРАИНУ И СТАЛ ИНИЦИАТОРОМ МНОЖЕСТВА РЕЗОНАНСНЫХ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ — В ЧАСТНОСТИ, ПРОТИВ ЭКС-ПРЕЗИДЕНТА ПЕТРА ПОРОШЕНКО, БЫВШЕГО СПИКЕРА РАДЫ АНДРЕЯ ПАРУБИЯ И ДРУГИХ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ ПРЕЖНЕЙ ВЛАСТИ.

Итак, имеют ли дела на Порошенко (а их больше десятка!) перспективу и что мешает их расследовать? По мнению Андрея Портнова, посадить Порошенко — лишь одно из направлений его действий, «общественная нагрузка». Сейчас на первом месте вопросы, связанные с восстановлением справедливости, демифологизации Майдана.
 
— Сегодня никто из сотрудников милиции, которые проходят по этим делам, уже не сидит в тюрьме. Это совокупная заслуга большого количества людей. Но с абсолютным большинством мы выстраивали совместную стратегию. И в этом вопросе частично восстановлена справедливость. Наши юристы защищают огромное количество сотрудников милиции. Мы требуем одинаково расследовать деяния обеих сторон вооруженного конфликта или применить ко всем одинаковую амнистию, в то время как власть применила ее только к одной стороне. Что же касается Порошенко, мы зарегистрировали несколько уголовных производств. К примеру, нам удалось арестовать в Люксембурге 32 миллиона евро на счетах партнера Порошенко Владимира Макеенко (формального собственника «Прямого» канала). Мы доказали, что Порошенко снял отмытые им 34 миллиона долларов наличными в «Международном инвестиционном банке». По нашему заявлению там прошла серия обысков. Также по нашему иску, вплоть до сегодняшнего дня, арестован крупнейший актив Порошенко — завод «Кузня на Рыбальском». Власть, с одной стороны, боится эти дела закрывать, а с другой — боится их расследовать. Но мы взяли на себя ответственность, я поставил подпись под заявлением и получил набор процессуальных прав. В рамках чего посетил все допросы в ГБР, прокуратуре, МВД. Все, что от меня зависело, я сделал. Никто до нас ничего подобного не совершал.
 
В ПОЗЕ ПРОИГРАВШЕГО МЕНЬШИНСТВА
 
— Вы занимаетесь защитой милиционеров, принимавших участие в событиях на Майдане. Суды отпускают их, а ГБР и Генпрокуратура снова заводят дела. Зачем это Венедиктовой?
 
— Даже при позднем Порошенко гораздо меньше активности было по сотрудникам «Беркута». А при новом президенте это происходит 3–4 раза в неделю, судя по сайту Госбюро расследований. Я считаю это дешевым пиаром. Президент ни разу не произнес слово «Майдан», когда избирался, — чем показал юго-востоку, что пытается быть справедливым. Когда его выбрали, полностью занял позицию проигравшего меньшинства, начиная с вопросов Майдана и заканчивая массовой казнью в Одессе, когда из него пришлось выбивать соболезнования. В отношении радикалов не предпринимается вообще ничего.
 
По поводу 9 Мая, Института национальной памяти, люстрации, которую признал незаконным ЕСПЧ. Это власть, которая в этих и других случаях перешла на сторону Майдана. Почему так случилось, сказать трудно. Но пока еще избиратели, которые против всего этого голосовали, ничего не поняли, не систематизировали мысль о том, что президент теперь находится вместе с Порошенко в одной части социологического измерения. Путь Зеленского предопределен. Если ты перестал ориентироваться на тех, кто дал тебе власть, — а это 74 % избирателей, и движешься в обратном направлении, то это лишь вопрос времени, когда эти 74 % разочаруются.
 
Давайте найдем хоть одного из думающих экспертов, который нам скажет: «Нет, все стабильно в стране, прогнозируемо, последовательно. И мы сегодня понимаем, какой шаг совершит власть завтра». Разве мы понимаем, какой шаг совершит власть по Минским соглашениям, по установлению мира на Донбассе? Прогнозировать стабильность власти — а значит, стабильность инвестиционного климата в экономике и социальной сфере, — мы не можем. Значит, все будут ждать досрочных выборов. Все будут заниматься либо критикой, либо популизмом, либо борьбой за новое место под солнцем.
 
СОХРАНИТЬ СВОБОДУ И НЕЗАВИСИМОСТЬ
 
— Ходят слухи, что вы собираетесь создавать свою политическую силу. Если да, то в какой перспективе. И будете ли вы участвовать в местных выборах?
 
— Я не планирую находиться в парламенте. Я был там дважды, был в администрации президента. Потом пустили слух, что я пойду на довыборы в Харьковской области, но, как видите, в них я не участвовал. Не собираюсь создавать политическую силу. Я благодарен людям, которые считают, что я должен это сделать. Но я считаю, что эффективнее можно давить на власть, создав инструменты экспертного и публичного давления, представляя интересы людей, но самому не быть во власти. Теперь что касается местных выборов. Допустим, мы проходим, и у меня появляются депутаты в областном или районном совете, которых я даже не знаю. Эти депутаты через неделю украдут киоск в центре города. Они обязательно проголосуют с кем-нибудь за какую-нибудь землю. Воровство в местных советах — общий тренд. Зачем мне нужна такая политическая сила? У меня к этому другое отношение. Я не буду даже никого поддерживать на местных выборах, потому что хочу сохранить тотальную независимость. Самая большая ценность — это свобода и независимость.
 
— Люди часто говорят — критиковать можно много и всех. А вот что делать? Как нам двигаться, к примеру, по Донбассу, есть ли там какой-то выход?
 
— По Донбассу надо меньше заниматься популизмом и меньше бояться радикалов. У вас — у власти — 74 % поддержки и полная тотальная власть. Если вам мешают радикалы — уничтожьте их.
 
— Как именно?
 
— Взять 50 ключевых радикалов. По каждому написать план. У этого мера пресечения не доехала до суда, у этого обвинительный акт застрял, у этого приговор. Этот, при наличии оснований, до сих пор находится под крышей СБУ. Вот этот участвовал в убийстве Павла Шеремета. Каждого взять, каждого проработать. Те, кто до сих пор не в тюрьме, должны туда уехать, остальных взять на жесткий мониторинг. Получить санкции на оперативно-техническое сопровождение, следить. Первый малейший щелчок — и тюрьма.
 
Теперь второе. А разве вы не видите, кто вам мешает по реализации плана мер? Вам же мешает Порошенко и нанятые им радикалы. Тогда покажите, что именно Порошенко впервые легализовал лидеров оккупированных территорий. Это же он их записал в Минский протокол февраля 2015 года. Там же их подписи стоят.
 
Порошенко что сказал? «Это я написал эти Минские соглашения». И после этого есть совместное заявление Путина-Порошенко, где они настаивают на реализации Минского протокола. А после этого Порошенко легализовал этот протокол через СНБО и нормандский формат.
 
О чем это говорит? Что Порошенко легализовал и посадил за стол переговоров тех, кого он называет террористами. Поэтому я предлагаю — показывайте его по телевизору, он тот, кто учит сейчас вас «красным линиям», запрещает вам реализовать то, что сам подписал.
 
НАСТУПАТЕЛЬНАЯ ПОВЕСТКА
 
— Вы думаете, что тогда радикалы просто отойдут в сторону?
 
— Мы же часть порошенковских радикалов уберем, останется малая часть, с которыми нужно провести работу по описанному мной плану. Что касается плана. Снимайте ограничения, запускайте пассажирское сообщение, на контрольно-пропускных пунктах облегчайте пересечение, делайте режим перемещения товаров. За счет Украины попросите там, в Луганске и Донецке, построить аэропорт. Это оценят и тут граждане, и там украинские граждане. Это качественно новая повестка. Предусматривайте в бюджете деньги на строительство луганского аэропорта. Я образно говорю, там еще что-то можно построить.
 
Инициируйте встречу с гражданами Украины на центральной площади Луганска.
 
Предложите прилететь туда вместе с Меркель, вместе с президентом Путиным. Это наступательная повестка.
 
— То есть нужно быть более активными?
 
— Конечно, сейчас в рамках Минских соглашений вы не можете требовать сначала границу, а потом выборы. Ведь что Порошенко написал? Сначала выборы, а потом граница.
 
Понятно, что новой власти хотелось бы, чтобы сначала была граница. Ну, так тогда показывайте, что вы конструктивны настолько, чтобы с вами пошли на компромисс.
 
Теперь дальше. Если вы собираетесь там проводить местные выборы — где закон об особенностях местных выборов? А где судебная инфраструктура? Это же нужно законным способом урегулировать. Как списки избирателей формируются? На эту тему нет никакого плана или вектора.
 
Скоро граждане Украины придут к выводу, что никакой реинтеграции Донбасса не будет. Никакого мира не планируется.
 
— Вы уже год в Украине, почувствовали ли вы какие-то изменения? Чувствуете ли себя в безопасности?
 
— Я чувствую себя в непростой ситуации, как и многие другие жители. Разве чувствует себя в безопасности рядовая семья, которая не может детей отпустить на улицу? Разве чувствует себя в безопасности владелец автомобиля? Разве кто-то может оставить квартиру и уехать надолго? По улицам ходят банды. Предприниматели пользуются услугами крышующих.
 
— Но вы, тем не менее, остаетесь здесь.
 
— Я уже пожил за границей. Здесь наша земля, наша страна. Здесь надо бороться.
 
— Что вы прогнозируете в стране в ближайшее годы? Чего ждать людям?
 
— Самое лучшее, что может произойти, это если каждый будет рассчитывать на самого себя и ничего не ждать от власти. Человек должен рассчитывать на себя, заботиться о своих близких, своей семье. Это должно стать для каждого человека приоритетом. От государства ждать ничего не нужно. Только брать все в свои руки и рассчитывать только на себя.
 
Подписаться на новости

Поиск по архиву:

Подраздел:
Материал:
ПнВтСрЧтПтСбВс

Выбрать по тегу