Харьковские Прометеи

29 января 2018, 07:14
 

Во все времена Харьков привлекал великие умы. Причем кто-то приезжал сюда и отдавал городу свои сердце и разум, а кто-то учился здесь, а потом ехал в разные уголки Украины и мира, даря огонь Прометея людям планеты.

Заграничные профессора
 
Как-то так уж сложилось, что говоря о науке в Харькове и, прежде всего, университете, мы вспоминаем сразу же одно имя — Василий Каразин, основатель, чье влияние на жизнь нашего просто невозможно переоценить. И совсем немногие из нас вспомнят другое имя — Северин Потоцкий. А ведь этот человек в свое время сделал для образования Харькова, пожалуй, не меньше, ведь именно он создал первый преподавательский состав университета, привез ученых мужей из-за границы.
 

Граф Северин Осипович Потоцкий родился в 1762 году в семье польского коронного кравчего графа Юзефа Потоцкого. В детском возрасте был отправлен вместе с братом — Яном Потоцким — в Швейцарию, где получил образование в университетах Женевы и Лозанны. В конце царствования императрицы Екатерины II (в 1793 году) он приехал в Петербург. Близко сошелся с великим князем Александром Павловичем, а позже государем Александром I, при котором и сделал блестящую карьеру.
 
Особенно ярко Потоцкий проявил себя в должности попечителя Харьковского учебного округа, которую он занимал с основания учебных округов в России (он был назначен указом 24 января 1803 года). В 1804 году, находясь за границей и не присутствуя при открытии Харьковского университета, он, тем не менее, занимался вызовом для нового университета профессоров-иностранцев и знакомился для этой цели с разными учеными. Так что всем первоначальным составом своих преподавателей университет был всецело обязан ему.
 
В 1805 году Северин Потоцкий привез из Санкт-Петербурга электрическую машину, два больших зеркала, секстант Адамса и другое обрудование для кафедры физики. Также он подарил университету ценную коллекцию редких монет, старожитности и приобрел у ганноверского аптекаря Грунера коллекцию иностранных предметов, собранных профессором Андре, а в 1807 году — зоологическую коллекцию итальянца Четти, которая состояла из кораллов, раковин моллюсков, насекомых, птиц, а также окаменелостей и минералов. В Харьков эти коллекции прибыли 2 апреля 1807 года.
 
«Если бы идеалы были возможны в действительной жизни» — описывает М. И. Сухомлинов Потоцкого, — «его следовало бы назвать идеалом попечительства, как понималось это звание первым уставом русских университетов. Попечительство Потоцкого об университете выразилось именно в тех формах, которые одни, не стесняя и не подавляя университета, содействуют его движению и процветанию. Не вмешиваясь во все нити администрации, не нарушая автономии, без которой университетская жизнь то же, что тело без души, Потоцкий был достойным вождем университета, открывая ему способы к развитию ученой деятельности».
 
Под руководством матери 
 
Будущий этнограф Измаил Срезневский родился 1 июня 1812 года в Ярославле, в семье профессора кафедры словесности древних языков и российского красноречия Демидовского училища высших наук Ивана Евсеевича. Когда Измаилу было всего несколько недель от роду, отец стал профессором Харьковского университета и переселился из Ярославля в Харьков.
 
Главная роль в воспитании ребенка принадлежала его матери, так как отец умер, когда мальчику было всего семь лет. Получив начальное и среднее образование дома под ее руководством, Срезневский, 14 лет от роду, поступил в Харьковский университет на факультет этико-политических наук и через три года получил степень кандидата, представив диссертацию «Об обиде».
 
Защитив в 1837 году магистерскую диссертацию, в том же году получил место адъюнкта профессора в Харьковском университете на кафедре политической экономии и статистики, на 1‑м отделении философского факультета. Лекции молодого профессора выгодно отличались новизной взглядов, обилием данных, извлекаемых из иностранных сочинений, и увлекательным, живым изложением. О них говорили в городе — аудитория Срезневского всегда была полна слушателей.
 
К тому времени Срезневский уже собрал внушительный материал по этнографии. В предисловии к своему изданию «Запорожская старина» (Харьков, 1833—1838) Срезневский говорит о семилетнем собирании материалов для этой книги, начавшемся, следовательно, с самого поступления его в университет. Поездки по Харьковской, Полтавской и Екатеринославской губерниям (большей частью на летние «кондиции») пробудили в Срезневском горячее увлечение народом, бытом, языком, нравами, поэзией Украины.
 
В 1847 году Срезневского перевели в Петербург, где и прошла остальная часть его жизни. В начале 1850‑х годов он задумал создать древнерусский словарь. Закончить этот труд, однако, не было дано Срезневскому: печатание его началось лишь через 10 лет после его смерти, под заглавием «Материалы для словаря древнерусского языка по письменным памятникам».
 
Прививка реализма 
 
Генрих Семирадский — художник, академик и профессор Императорской Академии художеств, академий живописи Берлина, Стокгольма, Рима, Турина, член-корреспондент французской Академии изящных искусств.
 
Родился 24 октября 1843 года в слободе Ново‑Белгород (ныне поселок Печенеги), около Харькова, в семье врача Ипполита Семирадского. Первые уроки рисования Семирадский получил во время обучения во Второй Харьковской гимназии у Дмитрия Ивановича Безперчего (1825—1913) — ученика Карла Брюллова.
 
В 1860 году Генрих Семирадский поступил на естественное отделение Харьковского университета (физико-математический факультет). В 1864 году он его окончил со степенью кандидата, защитив выпускную работу на тему «Об инстинктах насекомых». В студенческие годы Семирадский собрал богатую коллекцию бабочек и до конца жизни сохранил интерес к этим насекомым.
 
В сентябре 1864 года Г. Семирадский против воли родителей отправился в Санкт-Петербург поступать в Академию художеств. Остановившись по пути в Москве, посетил музей, где увидел картину А. Иванова «Явление Христа народу». В письмах родным он заявлял, что ее колорит «мглистый», а также указывал на ошибки в перспективе и «отсутствие смелости кисти».
 
В 1868 году Семирадский участвовал в конкурсе на малую золотую медаль на тему «Диоген, разбивающий чашу». При предварительном осмотре «Диогена» профессор П. В. Басин критически высказался о пейзаже, считая его «слишком натуралистичным», на что Семирадский возражал, что хотел оживить «школьный» классицизм прививкой реализма. Конкурентом Генриха Ипполитовича в той же программе был И. Репин, но он не смог выразить момента разбивания чаши и, в конце концов, сжег неудачный этюд. 12 сентября Совет присудил Семирадскому малую золотую медаль.
 
Окончательное формирование круга сюжетов художника — античность и раннее христианство — произошло в Италии. Римские памятники и жители станут источником эстетических впечатлений художника, и именно в Риме оформилась и пришла в систему его эстетическая концепция.
 
В 1877—1878 годах Семирадский получил заказ на четыре композиции из жития святого Александра Невского в северной части храма Христа Спасителя в Москве, а позже запрестольный образ Тайной вечери для того же храма, что воспринял с большим энтузиазмом. К сожалению, в 1931 году храм Христа Спасителя был взорван советскими властями, и о росписях Семирадского можно судить лишь по сохранившимся фотографиям и подготовительным эскизам.
 
Ольга Тараб 
Подписаться на новости

Поиск по архиву:

Подраздел:
Материал:
ПнВтСрЧтПтСбВс

Выбрать по тегу