Знаменитые пациенты Сабуровой дачи

4 августа 2017, 07:43
 

В начале ХХ века в Харькове располагалась единственная в своем роде крупнейшая специализированная психиатрическая лечебница, в которой нашли приют немало известных людей, таких как литераторы Всеволод Гаршин, Велимир Хлебников, Владимир Сосюра.

Усадьба губернатора
 
Сабурова дача — харьковская областная клиническая психиатрическая больница № 3, один из крупнейших научных центров в области психиатрии Российской империи, СССР и Украины. Как лечебное учреждение Сабурова дача расположена на территории бывшей усадьбы губернатора Петра Сабурова. Губернатор завещал своё имение и дом больнице, так как имел душевнобольную дочь. Заведение начало работать с 1812 года, а к 1897 году это была самая большая психиатрическая клиника на 1100 мест. Именно здесь работали рядовыми психиатрами В. А. Гиляровский, П. И. Ковалевский, Н. В. Краинский, Т. И. Юдин, ставшие впоследствии всемирно известными учёными.
 
В 1921 году тут был организован психоневрологический институт, а в 1961 году открыта первая в мире кафедра психотерапии, психопрофилактики и психогигиены. Именно здесь К. И. Платонов впервые применил гипноз как обезболивающее средство, прежде всего при родах.
 
«Красный цветок»
 
Одним из первых знаменитых пациентов Сабуровой дачи был Всеволод Михайлович Гаршин, известный писатель позапрошлого века. Как-то раз, путешествуя в марте 1880 года по Саратовской губернии, Всеволод Михайлович потерялся, и отыскали его аж неподалеку города Орла. После того как Гаршина нашли, его привезли в Харьков, где и положили в лечебницу. Гаршин провел на «Сабуровой даче» несколько месяцев. Именно пребывание в харьковской психбольнице вдохновило писателя на самый известный его рассказ — «Красный цветок».
 
Во время работы над рассказом Всеволод Михайлович отмечал, что у него «выходит нечто фантастическое, хотя на самом деле строго реальное». В «Красном цветке» присутствует и описание самой Сабуровой дачи:
 
«Это было большое каменное здание старинной казенной постройки. Два больших зала, один — столовая, другой — общее помещение для спокойных больных, широкий коридор со стеклянной дверью, выходившей в сад с цветником, и десятка два отдельных комнат, где жили больные, занимали нижний этаж… Верхний этаж занимали женщины… Больница была устроена на восемьдесят человек, но так как она одна служила на несколько губерний, то в ней помещалось до трехсот».
 
Многие исследователи творчества Гаршина считают, что автор списал главного героя с себя самого, из чего и заключают о наличии у Всеволода Михайловича «маниакального возбуждения», который сейчас называют «маниакально-депрессивный психоз». Факт болезни признавал и сам писатель. В 1888 году он пытался покончить жизнь самоубийством, в депрессивной агонии бросившись вниз с лестницы.
 
Монте-Кристо по-харьковски
 
Как бы это ни звучало удивительно, но революционным центром Харькове в 1905 году стала именно Сабурова дача, где скрывался руководитель революционного движения харьковского пролетариата Федор Андреевич Сергеев, более известный как «товарищ Артем».
 
Главный революционер города в конце 1905 года был оформлен в психиатрическую лечебницу в качестве слесаря. Ему всячески способствовал врач больницы Петр Петрович Тутышкин, который, собственно, и обучил Артема основам психиатрии, что помогало «товарищу» скрываться от полиции среди пациентов.
 
Кто-то из служащих больницы анонимно обратился к Харьковскому губернатору с призывом арестовать «социалиста и агитатора Артема, который на Сабуровой даче в подвальном этаже лечебницы устраивает сходки по ночам, где собираются низшие служащие больницы, солдаты и бывали даже офицеры. Речи произносятся ужасные и заговоры кровавые против должностных лиц Харькова». Помимо этого, в письме указывалось, что подпольные революционеры, обосновавшиеся в лечебнице, собирают деньги на оружие и раздают купленное вооружение «товарищам».
 
На анонимный призыв о помощи Харьковский губернатор откликнулся обыском лечебницы царской полицией, который был произведен в ночь на 21 декабря 1905 года. «Товарищ Артем» удалился в палаты с пациентами, оставив свои личные вещи на вешалке. Вещи были обнаружены полицейскими и опознаны. Однако врач — сотоварищ Артема Петр Петрович Тутышкин потребовал от полиции освободить клинику. Пока Тутышкин разбирался с полицаями, сотрудники отделения положили Артема на носилки и отнесли в прозектуру. Там его члены революционного комитета положили в гроб и стали «отпевать». Увидев молящихся у гроба со свечами, полицейские сняли фуражки, уходя прочь. Гроб с Артемом был установлен на катафалк, на котором его мимо начальника и полицаев отвезли на кладбище.
 
Велемир Хлебников
 
Весной 1919 года из Москвы в Харьков прибыл экстраординарный, талантливейший поэт Велимир (Виктор Владимирович) Хлебников. А в июне город был занят деникинской армией, и Велимир Хлебников подпадал под призыв в Белую армию. Поэт решительно этого не хотел, поскольку придерживался большевистских взглядов. В 1916 году поэт проходил обследование на предмет психического здоровья. Специалисты засвидетельствовали в нем «чрезвычайную неустойчивость нервной системы» и «состояние психики, которое никоим образом не признается врачами нормальным», что дополняло болезненный вид самого молодого футуриста.
 
Так Хлебников оказался на Сабуровой даче, где его лечащий врач Владимир Яковлевич Анфимов выдал поэту заключение о непригодности к военной службе. Анфимов пишет, что у Хлебникова «развертываются нарушения нормы, так называемого шизофренического круга, в виде расщепления — дисгармонии нервно-психических процессов», однако данные нарушения ограничивались всего лишь врожденным уклонением от «среднего уровня, которое приводило к некоторому внутреннему хаосу, но не лишенному богатого содержания».
 
Владимир Яковлевич в ходе наблюдения за Велимиром Хлебниковым приступил к экспериментально-психологическому исследованию, которое дало бы возможность выяснить профессору «закономерности творческой фантазии» на примере поэта-футуриста. Со своей стороны Хлебников с полной готовностью откликнулся на предложенный эксперимент Анфимова.
 
За четыре месяца пребывания в Сабуровой даче Велимир Хлебников написал такие произведения, как поэма «Гаршин», стихи «Ангелы» и «Горные чары», некоторые короткие стихотворения. В поэме «Гаршин» Хлебников раскрывает события Гражданской войны, очевидцем которой он был и от которой он укрылся в психиатрической палате. В поэме он передает всю трагедию и напряженность царящей атмосферы войны, подвергает сомнению наличие здравого смысла у большинства представителей рода человеческого. Последние строки поэмы «Гаршин» являются одновременно и вопросом и ответом на безумие, окружающее автора: «Где сумасшедший дом? В стенах или за стенами?».
 
В конце августа 1920 года Велимир Хлебников покинул город. Харьковский период творчества поэта-футуриста считается одним из самых продуктивных в его биографии.
 
Черный демон
 
В 1934 году в Харькове будущий классик украинской литературы выскочил на балкон своей квартиры кооперативного писательского дома «Слово» и на всю улицу стал орать: «Я чорний демон — дух вигнання». Этим самым «демоном» оказался Владимир Николаевич Сосюра. Украинский поэт во время своего «выступления» на балконе выглядел настолько возбужденным, что соседям пришлось вызывать санитаров, которые и увезли его на Сабурову дачу.
 
По прибытии на «дачу» Владимир Николаевич первым делом закатил скандал. Сосюра обложил матерным выражением ассистентку заведующего психиатрическим отделением Веру Яблонскую и предпринял попытку нанести ей удар в горло ребром ладони, но вовремя остановился.
 
«В ту мить, коли я на півдорозі спинив руку, вона очима дала знак, і на мене моторошним градом кинулися ззаду і з боків санітари… Того, що кинувся на мене спереду, я одкинув ударом ноги між ноги нижче живота, але це йому не дуже зашкодило, бо він був у шкіряному фартуці. Як розп’ятому, руки мені витягли в сторони і зробили укол, я став весь, як холодець, безвольний і покірний, і чомусь в мені воскресло дитяче… я плакав і просився: «Дядя, я больше не буду!» — писал в своих воспоминаниях о данном инциденте Владимир Сосюра.
 
После такого приема поэта приволокли в отделение для буйных и бросили обнаженного на железную кровать. Правда, один из пациентов отделения вселил в Сосюру воодушевление. Вокруг кровати с новоприбывшим бегал больной в одном исподнем и повторял строки из произведения Сосюры: «Цвіте червона Україна!». «Я подумав, — пишет впоследствии Владимир Сосюра, — що раз мене і божевільні знають, чого ж я буду боятися?»
 
Профессор Тихон Иванович Юдин заключил, что украинский поэт психически здоров, но, согласно инструкции, его необходимо было продержать на «даче» какое-то время. Решив совершить побег, Владимир Николаевич уговорил помочь ему молодую студентку медицинского института. Она разрешила прогуляться ему во дворе без надлежащего присмотра. Сотрудники Сабуровой дачи нашли Сосюру уже дома.
 
По мнению некоторых биографистов Владимира Сосюры, его история с побегом из психиатрической лечебницы в Харькове послужила прототипом для образа Ивана Бездомного в романе Михаила Афанасиевича Булгакова, с которым украинский поэт много общался.
 
Ольга Тараб
Подписаться на новости

Поиск по архиву:

Подраздел:
Материал:
ПнВтСрЧтПтСбВс

Выбрать по тегу