Биология в непривычном формате

Светлана Северина, 19 апреля 2017, 07:30
 

«Чего только не бывает в биологии!» — заключила киногероиня Ольги Остроумовой в рязановском «Гараже». Действительно, как в любой из наук, в ней бывают открытия и гипотезы, ошибки и аксиомы, плагиат и даже воровство… Но историю, которую предлагаю читателям, скорее, можно отнести к драме. Правда, в ней, такой специфической, без специалиста не разобраться. Потому сегодня в этом качестве выступает куратор гербария Харьковского национального университета им. В. Н. Каразина Гамуля Юрий Гаревич.

— Юрий Гаревич, помогите, пожалуйста, пролить свет на информацию из книги «Лоция Крыма» Александра Ены и Андрея Ены, научно-популярного очерка-путеводителя по берегам полуострова.
 
— Дело в том, что информация сия касается не просто Харькова, а непосредственно родного универа, конкретно — гербария, который в нем не один век бережно хранится и тщательно оберегается. Вот эта информация с авторскими знаками препинания и небольшими сокращениями:
 

«…Молчаливыми свидетелями побед и трагедий, нескончаемой чередой происходивших в древнем городе, были горькие, терпкие и душистые травы, никогда не увядающим венком покрывающие полукружие приморских холмов. Среди них есть одно скромное крестоцветное растение, о котором мы не можем не рассказать поподробнее, потому что это редчайший крымский эндемик, который растет только в Феодосии — и больше нигде в мире: клоповник Турчанинова. И не только поэтому. История клоповника Турчанинова необычна для ботанического объекта. С нею связаны малоизвестные эпизоды из жизни целой плеяды выдающихся отечественных натуралистов. Открытие новых видов, оказывается, не обязательно происходит по принципу «пришел, увидел, описал», а может затянуться на долгие десятилетия…
 
Растение получило научное «крещение» от одного из крупнейших украинских ученых В. И. Липского. Ботаник, объездивший все континенты, кроме Австралии и Антарктиды, еще на заре своей деятельности (в 1891 г.) посетил Крымский полуостров. Будучи в Феодосии, В. И. Липский экскурсировал к развалинам Генуэзской крепости, где случайно обнаружил неизвестную траву; ей было присвоено рабочее название «клоповник роголистный» — за отдаленное сходство листьев с оленьими рогами. По опыту чувствуя, что речь идет о новом для науки виде, ученый тем не менее целых два года воздерживался от поспешного обнародования своей находки — просто в гербариях не было ничего похожего на феодосийский образец.
 
Дело сдвинулось с мертвой точки благодаря И. Ф. Шмальгаузену, профессору Киевского университета св. Владимира. С именем этого «высокозаслуженного флориста» навсегда связан высочайший стандарт, на который он поднял определители растений. Львиная доля ключей в современных определителях сделана по его шаблону. Именно И. И. Шмальгаузен подсказал В. И. Липскому, что такое же, как и у него, неизвестное растение хранится в гербарии Н. С. Турчанинова с пометкой Lepidium e Theodosia (клоповник из Феодосии). Тогда В. И. Липский, наконец, решил написать статью с первоописанием нового вида, который он «решил посвятить… памяти… замечательного Русского ботаника, сделавшего столько для изучения флоры России (и не только России)». Публикация вышла в 1894 г., однако подлинные образцы из коллекции Н. С. Турчанинова, хранившиеся тогда в Харькове, В. И. Липскому так и не удалось увидеть, — по язвительному замечанию ботаника, «гербарий Харьковского университета… — неприступная твердыня».
 

Попытки владельцев научных сокровищ изолировать их от ученого мира — большой грех. Наверное, не случайно коллекция Н. С. Турчанинова после похищения ее фашистами во время Великой Отечественной войны не была возвращена в Харьков. Теперь она находится в свободном доступе в украинской столице, в том числе и те таинственные гербарные образцы, на которые ссылался И. Ф. Шмальгаузен. Одному из авторов, благодаря любезной помощи сотрудников Киевского института ботаники, удалось ознакомиться со старинным гербарием Н. С. Турчанинова и исследовать тот самый Lepidium e Theodosia.
 
В старинной толстой папке с завязками на одном из листов свободно размещены шесть похожих растений с ярлычками. Они были без видовых названий. Но содержали важную историческую информацию. Как нам удалось установить по почерку и надписям на этикетках, вопреки существующему мнению, данный вид был впервые собран отнюдь не владельцем коллекции в 1847 г., а В. М. Черняевым еще в 1832 г. (надпись: Theodosia с припиской Czern). Лишь одна из этикеток принадлежала Н. С. Турчанинову (иное написание топонима: Theodosia и приписка Turcz).
 

В. М. Черняев был профессором Харьковского университета. Вероятно, он специально поделился своими неопределенными образцами со своим близким и более опытным другом в надежде, что тот сможет установить видовую принадлежность.
 
Н. С. Турчанинов — член-корреспондент Петербургской академии наук — действительно прославился обширными знаниями флоры. Легендарным наследием естествоиспытателя стал его обширный гербарий. Ученый активно пополнял свою коллекцию собственными сборами, с помощью покупок и путем обмена с коллекционерами из самых разных уголков земного шара. Даже многочисленные виды клоповника были со всего света, включая Австралию.
 
Н. С. Турчанинов описал примерно столько же новых родов растений, сколько В. И. Липский — видов. Сам ботаник говорил о более чем ста открытых им родах и свыше тысячи новых видах! Но ему так и не удалось выяснить, к какому виду относится Lepidium e Theodosia.
 
Почему же растения таинственного феодосийского клоповника, собранные В. М. Черняевым и Н. С. Турчаниновым, так и не дождались присвоения им научного названия? Все оказалось просто: эти ботаники собрали образцы слишком рано, без цветков и плодов, по которым только и можно было их определить. И только В. И. Липскому в этом отношении повезло.
 
Таким образом, от находки неизвестного растения до его официального «открытия» прошло более 60 лет! Это один из драматических примеров того, как нелегко порой делаются открытия, даже казалось бы на такой обласканной естествоиспытателями земле, как Крым, и даже такими светилами науки, о которых мы только что рассказали. А Феодосия вошла в историю как единственный в мире город, где описан новый вид растений…»
 

— Юрий Гаревич, может быть, знаете что-нибудь об этой драматической биологической истории? Правдиво ли ее описали авторы упомянутой книги? Возможно, Вы знаете или знали кого-либо из ее участников? Не были ли сами свидетелем чего-то подобного в биологии? И, наконец, видели ли этот самый клоповник Турчанинова?
 
— Клоповник Турчанинова — одно из редких в гербарных коллекциях растений. Тем не менее у нас в гербарии Харьковского университета, в разделе «Флора Крыма», есть гербарный лист с тремя растениями клоповника Турчанинова, собранными в мае 1950 г. другим известным ботаником, Н. Н. Цвелевым, на известняковых склонах обрывов под Феодосией. Что же касается описанной в драматическом жанре истории, я ее ранее не слышал.
 
На сегодня, благодаря многочисленным программам, среди которых Глобальная ботаническая инициатива, гербарные фонды Харьковского университета доступны для широкого круга ботаников — исследователей флоры и для систематиков растений не только в Украине, но и за рубежом. Наиболее ценные гербарные образцы, по которым были описаны новые для науки виды, отсканированные с высоким качеством, можно увидеть в крупнейшем электронном каталоге JStor, где размещено более 50 образцов из гербария Харьковского университета, там же можно найти и несколько сотен гербарных образцов, хранящихся в самом большом Украинском гербарии — Национальном гербарии Украины в Киеве. Среди этих образцов есть и уникальные материалы из гербария Н. С. Турчанинова и 4 экземпляра, по которым В. И. Липский описал новый для науки вид, названный им в честь Н. С. Турчанинова.
Подписаться на новости

Поиск по архиву:

Подраздел:
Материал:
ПнВтСрЧтПтСбВс

Выбрать по тегу