Долгожданный взмах синего платочка

7 августа 2013, 09:25
 

Какой-либо военный праздник на 1 / 6 части суши Земли просто невозможен без упоминания песни про синий платочек. А на родине Шульженко в канун 70-летия освобождения Харькова от немецко-фашистских захватчиков — тем более!

О том, как готовится к празднику музей имени нашей прославленной землячки  и где сейчас хранится синий платочек, рассказывает директор музея Елена Гроссу.
 
— Музей знаменитых харьковчан им. К. И. Шульженко, как и все в городе, готовится сейчас к встрече большого для Харькова праздника, — говорит Елена Анатольевна. — В его честь для харьковчан и гостей города мы создали специальную экскурсию, которая называется «Песня дорогами войны». В этой экскурсии мы рассказываем о самом важном периоде творчества Шульженко, когда она стала всенародной любимицей, когда вселяла своими песнями веру и надежду в победу, — о военном периоде творчества Клавдии Ивановны. Но не только. В экскурсии мы говорим о военных песнях вообще, потому что это те песни, которые до сих пор живут в сердцах ветеранов, возвращают уже немолодых людей в их молодость. Вместе с нашими уважаемыми гостями мы каждый раз с удовольствием тоже слушаем эти песни, показываем кадры военной хроники, кадры жизни оккупированного Харькова.
 
Вторую часть праздничной программы мы покажем уже 15 августа: у нас откроется выставка молодого харьковского фотографа Алексея Самойленко под названием «Девять видов Харькова». Пришедшие смогут оценить совершенно новый, неожиданный взгляд на Харьков, позволяющий увидеть красоту в том, чего мы просто не замечаем, проходя по улицам родного и, кажется, до мелочей знакомого города. Своими работами фотограф как бы обращает наше внимание на то, что стоит остановиться, внимательно посмотреть и оценить, насколько красив наш город, насколько самобытен.
 
Третьей составляющей праздника в нашем музее станет презентация книги Евгения Черных, которая состоится 20 августа и называется «Город вокруг Карповского сада». Это книга нескольких харьковских авторов, рассказывающая и об истории Харькова, и о его людях, и о событиях, которые здесь произошли. Поскольку книга вышла в канун праздника, в ней, конечно, очень много материалов, посвященных страшному времени — оккупации города, это рассказы людей, которые оккупацию пережили. И, конечно, мы с удовольствием примем в эти дни ветеранов. Нам поступило много звонков от них, и, я думаю, эти уважаемые люди обязательно к нам придут, будут слушать песни и, как всегда, все вместе их петь. Кстати, пение песен, как правило, проходит у нас, так сказать, на фоне чае­пития.
 
— Здорово! А ваш, не побоюсь этого слова, сводный хор a capella поет под аккордеон или фонограмму? Чем и на что будете угощать гостей?
 
— Мы можем и раздать тексты песен, есть у нас и «минусы», но, как правило, эти песни знает все уважаемое поколение. Часто бывает, что наши гости просто поют, когда Шульженко на экране. Вот видят и слышат поющую Клавдию Ивановну и сами начинают подпевать.
 
— То есть — караоке.
 
— Да! Сейчас это называется именно так. А по поводу угощения скажу вот что: поскольку у нас нет конкретной договоренности, ветераны, приходя, приносят с собой что-то и к чаю. Но чаепития — это у нас традиция!
 
— Елена Анатольевна, а над чем работает ваша научная часть, какие новые экспозиции мы увидим у вас после праздника?
 
— Музей в связи с расширением сферы своей деятельности, конечно, все больше внимания уделяет изучению и дальнейшему освещению материалов о знаменитых харьковчанах. Недавно прошел вечер, посвященный Анатолию Эфросу, выдающемуся театральному режиссеру, который родился в Харькове, здесь прошло его детство. Вы не представляете, настолько интересной была встреча! Я считаю, что многие в этот вечер не только открыли для себя Эфроса как служителя Мельпомены, но и, вообще, сам факт того, что этот знаменитый человек родился в нашем городе. Такие же вечера у нас запланированы и о творчестве Бориса Гмыри, других. Недавно мы встречались с Радиславой Капнист и обязательно будем в стенах нашего музея говорить об этой актрисе, которая сыграла во многих фильмах. Вспоминать о ней будут также в Москве и Киеве.
 
Но… расширение сферы деятельности музея, как несложно догадаться, требует расширения экспозиции, а это, в свою очередь, конечно, требует ремонта: и в части здания, которая сейчас не используется еще, и, конечно, в тех залах, где находится наша основная экспозиция, — где выставлены экспонаты, рассказывающие о Клавдии Ивановне Шульженко. Там не было ремонта уже очень давно. Мы, конечно, благодарны Департаменту культуры Харьковского горсовета за то, что в прошлом году нам отремонтировали и подарили прекрасный выставочный зал, небольшой по размеру, но современный, с современными системами, которые позволяют разместить картины и фотографии любого размера. Надеемся, что в следующем году нам выделят деньги и сделают ремонт уже там, где в сокровищнице хранятся платья Клавдии Ивановны, документы, личные вещи певицы. К сожалению, сейчас это место имеет не очень приглядный вид, и, когда приезжают гости, особенно издалека, и смотрят вверх, бывает просто стыдно за наши потолки в совершенно жутком состоянии. Но, будем надеяться…
 
— На лучшее.
 
— Конечно, как же иначе. Тем более что в данный момент здание музея передается в собственность территориальной громады Харькова, и думаю, что тогда, может быть, проще будет именно с целевым финансированием. А в фондах у нас, конечно, очень много материалов, раритетных личных вещей, о которых посетители даже не догадываются!.. Ну а еще для того, чтобы сделать любую новую выставку, нужно специализированное музейное оборудование, да вообще есть куда вложить деньги.
 
— Бесценные платья, например, отдать в чистку.
 
— И не просто в чистку, а в реставрационные мастерские, тем более что в Харькове такие есть. Или вот, например, передала нам вдова Барсегяна его личные вещи и еще очень много интересных документов, записей, рукописей. Мы планируем сделать выставку об Александре Сергеевиче. Но нужно же это где-то разместить! Нужны витрины, специальные стеллажи. В тех помещениях, которые мы сейчас используем, этого, к сожалению, нет. Мы же не можем убрать вещи Шульженко и разместить на этом месте чьи-то другие вещи, потому что это — постоянная экспозиция. Поэтому и в музейном оборудовании, музейной мебели у нас самая острая необходимость, этот вопрос нужно решать и как можно скорее. Просто трудно работать.
 
А планов у нас, как у Маяковского, — громадье. Вот, например, уже прошли предварительные переговоры с супругом Людмилы Гурченко, он дал согласие на то, чтобы передать кое-что из ее вещей в Харьков. Но тут же задал очень правильный вопрос: «А куда я это передаю? Я хочу видеть, как оно будет размещено, в каком общем интерьере будет экспонироваться?» и т.   д. А я пока ничего показать ему не могу, потому что залы эти не готовы, к тому же для любой новой экспозиции необходим и совет художника, и какой-то профессиональный дизайнерский проект… Так что у нас все пока в перспективах по той работе, которая еще только предстоит.
 
— К тому же необходимо учитывать и то, что площадь такой экспозиции будет увеличиваться, на ней ведь со временем должны быть представлены и другие знаменитые харьковчане.
 
— Конечно! У нас сейчас целый зал этой теме посвящен. Но в каком он виде? Вот висят фотографии сорока харьковчан (в запасниках есть, конечно, много больше). Тот же Михаил Водяной, которого одесситы считают своим, а он родился-то в Харькове! Он — харьковчанин, но об этом даже из харьковчан, извините за тавтологию, мало кто знает. Вот висят они, эти фотографии, количество их увеличивается, накопилось также много материала и опубликованного, и видеоматериалов, но это все опять-таки на уровне развешанных фотографий.
 
— Проще и точнее говоря, — на уровне самодеятельности.
 
— Да, самодеятельности. К сожалению. Вот, например, на дет­ских экскурсиях, особенно в дни школьных каникул, мы рассказывали о знаменитой советской дрессировщице Ирине Бугримовой — с каким интересом дети смотрели и слушали! Но придумали мы эту экскурсию сами, и существует она за счет нашего энтузиазма, и выглядит на уровне нашей же самодеятельности. А должна быть какая-то единая концепция для рассказов о знаменитых харьковчанах, чтоб это было — ах! Вот зашел кто-либо, увидел, услышал и — ахнул. Для этого все должно быть расположено и представлено последовательно, интересно, современно…
 
— И стильно.
 
— Да, не должно быть какого-то местечкового подхода. Мы этими людьми гордимся и должны гордиться впредь! Знаете, вот приехали к нам не так давно москвичи и говорят: «Вы хотите сказать, что все эти москвичи, которых мы сейчас перечислили (а сами считали-считали), все — харьковчане?!» Я говорю: «Да! Хотим сказать. Потому что есть документы и аргументы, это подтверждающие». Но все сие, согласитесь, нужно уметь преподнести красиво, грамотно, иначе оно меркнет и теряется. А для этого нам нужна помощь профессионалов.
 
— Да, обидно, стыдно, но, как говорится, против фактов не попрешь.
 
— …Значит, будем эти факты стараться менять вместе.
 
— Уже меняем!
 
— И я все-таки верю в то, что внимания культуре и, в частности, музеям будет больше, потому что музеи — это визитная карточка любого города, поскольку приезжающие гости сначала проходят красивыми улицами, любуются оригинальными фонтанами, а потом они идут в музеи. А в них все должно быть на высшем уровне! Но для этого, конечно, обязано быть и соответствующее финансирование. Ведь общеизвестно, что человек отовсюду возвращается с впечатлением именно от тех музеев, что посетил, и где что-то узнал новое, ранее неизвестное, а, может быть, и неожиданное. В данном случае — история Харькова и люди, которые с ним связаны. А это наша, непосредственная тема музея — харьковчане: культура, искусство, наука, спорт, имена, которые у всех на слуху и в памяти. А мы пока что? Стремимся, чтобы Харьков чуть ли не туристической столицей был, а сами о туристической же его привлекательности немного заботимся. Для этого все-таки нужно какие-то подвижки делать. Конечно, здорово, что нарисованные в стиле граффити уже появились портреты Шульженко, Гризодубовой, Ландау — прекрасные портреты, мы очень благодарны молодым художникам, которые сотворили их во всю стену. Кстати, молодые люди приходили и к нам в музей, изучали материалы, брали фотографии певицы, в результате работу свою сделали отлично!
 
— Вероятно, в Харькове подумают и отыщут еще места для произведений граффитчиков.
 
— Вероятно. Будем надеяться, что этот поезд уже тронулся. Ведь есть в Харькове имена, которые достойны того, чтобы о них говорить…
 
— Писать, рисовать. В общем, помашем этому поезду синим платочком…
Подписаться на новости

Поиск по архиву:

Подраздел:
Материал:
ПнВтСрЧтПтСбВс

Выбрать по тегу