Родом из Харькова

Тамара НЕВСКАЯ, 29 июля 2013, 09:57
 

 «Не верьте тому, кто пугает плохой погодой в Швейцарии», — писал в зашифрованной телеграмме пастор Шлаг. В последнее воскресенье июля, в День Военно-Морского Флота России и Флота Украины, это выражение можно было  бы перефразировать: «Не верьте тому, кто пугает плохой погодой в Севастополе»!..
 
С 1939 года этот праздник был у нас общим; в начале нынешнего века каждое государство праздновало его самостоятельно и в разные дни; только в 2001‑м попытались опять отметить его совместно,  но со следующего года ни о каких общих праздниках на государственном уровне речи уже, к сожалению, не шло…
 
Однако по прошествии чуть более десяти лет праздник флотской воинской славы стал опять общим — российским и украинским! Как несложно догадаться, и Харьков имел к этому событию отношение. Вернее, имеет. Вот уже второй век.
 
Об Анатолии Иоасафовиче Маслове в пресловутой всемирной паутине написано до обидного мало. Но самое отвратительное то, что о нем сказано — «из дворян Курской губернии», а не из Харькова. К счастью, не все разучились читать книги и черпать сведения из проверенной справочной литературы, различных музейных фондов, а также личных и рукописных фондов Центрального военно‑морского музея, что красуется в Санкт-Петербурге на Стрелке Васильевского острова, карауля вместе Биржей Ростральные колонны. Итак, наверстаем упущенное, закроем белые пятна, прольем свет на незаслуженно забытое или, к сожалению, редко упоминаемое.
 

Учителя об ученике

«А. И. Маслова я знаю как моего ученика по Морской академии, в которой я преподавал математику, теорию корабля, а также специальный курс дифференциальных уравнений математической физики. В Морской академии Маслов изучал также строительную механику корабля и проектирование корабля под руководством профессора И. Г. Бубнова… По окончании кораблестроительного отделения Морской академии в 1913 году А. Маслов работал в конструкторском бюро, принимал деятельное участие в разработке проектов боевых кораблей, а также судов гражданского флота. Ряд боевых кораблей, построенных по проектам, разработанным А. И. Масловым, находится в составе действующего Военно-Морского Флота России и отличается высоким качеством конструкций, обеспечивающих прочность, мореходность, живучесть и боеспособность этих кораблей, проверенные в современной войне… Отличные результаты конструкторской деятельности Маслова достигнуты благодаря тому, что он всегда умело сочетал практическую сторону проектирования кораблей с научной разработкой различных вопросов, возникающих при проектировании кораблей. К таким вопросам следует отнести работу, написанную А. Масловым по заданию Севморпути и посвященную вопросам прочности корпусов ледокольных судов. Строго научный метод, которым пользуется разработчик при постановке и разрешении сложнейших вопросов прочности корпусов ледокольных судов, приводит к правильным и целесообразным решениям и выводам. Заслуживает также внимания оригинальная работа Маслова, в которой он весьма остроумно разрешает вопрос о силах, действующих на корпус корабля при сжатии его ледяными полями. Актуальность этого вопроса подтверждается печальным опытом погибшего в Арктике «Челюскина».
 
(Из отзыва акад. А. Н. Крылова)
 
* * *
 
«Маслов является одним из выдающихся специалистов в области кораблестроения и пользуется большим авторитетом среди советских кораблестроителей в различных вопросах теории и практики кораблестроения. Большая часть трудов А. И. Маслова относится к научной разработке ряда новых вопросов строительной механики корабля».
 
(Из отзыва акад. Ю. А. Шиманского)
 

Единство противоположностей

Хорошо раскрыл характер подобного единства инженер С. И. Белкин в своей книге «Путешествие по кораблям». Он, в частности, писал о том, что строителям зданий приходится иметь дело главным образом с прямолинейными элементами: кубами, параллелепипедами и. т. п. «На кораблях таких элементов почти не существует. Все корабельные конструкции имеют ту или иную степень кривизны, для обозначения которой пришлось даже придумывать специальные термины: лекальные обводы, седловатость, погибь и т. д. Трудно представить более яркий пример единства противоположностей и совмещения несовместимого, каким по существу является судно. Иногда даже создается впечатление, что корабль задумали самые ехидные крючкотворы, решившие задать инженерам самую неразрешимую задачу — удовлетворить десяткам, а может быть, и сотням полностью исключающих друг друга требований… Примеры? Сколько угодно. Корабль должен быть достаточно быстроходным, прочным, вместительным, устойчивым на курсе (то есть не отклоняться от прямолинейного движения) и в то же время хорошо слушаться руля, быть маневренным и поворотливым. Все эти требования противоречат друг другу. Для того чтобы судно было быстроходным и устойчивым на курсе, его необходимо вытянуть в длину, то есть сделать длинным и узким. Чтобы оно было и прочным, и вместительным, и маневренным, его нужно сделать коротким и широким. Попробуйте совместить все это на одном корабле!.. И все специалисты ищут правды и справедливости у одного человека — главного конструктора, который должен не только хорошо знать свое дело, иметь отличные организаторские способности, но еще и должен быть искусным дипломатом, чтобы ежедневно и ежечасно решать десятки и сотни вопросов и споров, неизбежных при проектировании корабля».
 
А любовь к морю и флоту приходит независимо от места рождения. Будущий конструктор родился 24 декабря 1884 года далеко от морей — в Харькове. Ему не исполнилось и восемнадцати, когда он поступил в Морское инженерное училище. Еще сохранилось это огромное здание из нескольких корпусов. В нем когда-то находилось Морское инженерное училище, давшее русскому флоту не одно поколение корабельных механиков и кораблестроителей. МИУ не принадлежало к числу привилегированных учебных заведений, как, например, аристократический Морской корпус. В училище принимали сыновей чиновников, разночинцев и даже «кухаркиных детей» поталантливее. Но двери эти раскрывались нелегко: свирепые экзамены (12-балльная система), огромный конкурс. Среди 65 юношей, претендовавших на пять мест кораблестроительного отделения в 1902 году, у Анатолия Маслова были самые высокие оценки. Нет, сын скромного железнодорожного служащего не был зубрилой, он просто хорошо учился, не ограничиваясь литературой по программе. Жюля Верна и Майн Рида —  увлечение всех мальчишек — успешно сочетал с книгами по высшей математике, которую в реальном не изучали. Именно эта любознательность спасла в Кронштадте на экзамене по… арифметике: он начисто заваливался, поскольку всерьез не готовился, надеясь на память. Провалив два вопроса, он «вылез» на третьем, применив… законы высшей математики! Все экзаменаторы собрались у доски, где арифметическая задача решалась столь необычно. Он получил «10», но на остальных экзаменах — «12» и прошел первым.
 

Несколько штрихов

В 1907 году Анатолий Иоасафович окончил Морское инженерное училище и уже в январе 1908‑го был назначен на службу в Санкт-Петербургский военный порт помощником строителя линкора-дредноута «Андрей Первозванный». Но в тот же год, в тот же месяц в государстве произошла реформа казенных верфей, Маслова назначили на Адмиралтейский завод помощником начальника технического проектного бюро. Через полгода после закладки на заводе дредноутов «Гангут» и «Полтава» молодой инженер был назначен помощником их строителя, но учиться не перестал и с октября по май 1913‑го состоял штатным слушателем кораблестроительного отделения Морской академии, параллельно продолжая работу на Адмиралтейском заводе. В это же время Анатолий Маслов принимал участие в работах по линейным крейсерам класса «Измаил», а во время работ по расчетам элементов корпуса линкоров класса «Севастополь» Маслова отметил проф. И. Г. Бубнов, который впоследствии не раз привлекал одаренного молодого инженера к различным ответственным проектным работам. Так в январе 1914 года под руководством Бубнова им был разработан общий проект «IV-линейного корабля для Черного моря» («Император Николай I»), а два месяца спустя проект «16» линкора с артиллерией по техническим заданиям МГШ. Параллельно с достижениями на заводе способности А. И. Маслова были замечены и Главным управлением кораблестроения, после чего в начале 1914 года, в период подготовки к созданию проектного бюро ГУК, его предполагали назначить начальником первого отдела (проектирование линейных кораблей). Но с мая 1913 года по апрель 1917‑го Маслов состоял помощником начальника проектного бюро Адмиралтейского завода, а с апреля 1917‑го по октябрь 1918‑го — главным корабельным инженером этого завода. С 1925 по 1931 год Анатолий Иоасафович начальник проектного бюро «Судотреста», с 1931 по 1933 год работает в части проектирования сторожевых кораблей и тральщиков. В 1933–1945 годах является главным конструктором легких крейсеров проектов «26», «26-бис» и «68» («Чапаев», «Максим Горький» и «Киров»), с 1945 года занимался только научной работой…
 
Это всего несколько штрихов о насыщенном, тревожном и ответственном жизненном пути талантливого конструктора.
 

 Глазами сына

«Перебирая в памяти многочисленные эпизоды из далекого прошлого, — вспоминает доктор технических наук, проф. Лев Анатольевич Маслов, — я пытаюсь выяснить, что являлось главной чертой характера моего отца, определявшей его поведение в домашнем кругу. Очевидно, здесь на первое место следует поставить его способность в любых обстоятельствах сохранять спокойствие, хладнокровие и аккуратность. Я никогда не слышал, чтобы он по какому-либо поводу повысил голос. Никаких внешних проявлений эмоций, никакой суеты и нервозности, при всем при том — исключительная доброта и доброжелательность к окружающим. Резкое разграничение служебных и домашних дел. Никаких домашних разговоров о служебных делах. В семье никто не знал, какие служебные функции выполняет отец, кроме того, что было известно место его работы. О том, что отец был главным конструктором крейсеров, я впервые узнал уже будучи молодым инженером, когда, работая на заводе, был отправлен на ходовые испытания крейсера «Киров» в составе испытательной партии. Даже во время преддипломной практики в коллективе, где работал отец, я ни разу не слышал о том, что он является главным конструктором.
 
Юные годы, проведенные им в Харькове, оставили любовь к украинским песням, прибауткам. До конца своих дней он сохранил характерную для уроженцев южных краев особенность мягкого произношения буквы «г». Отец всю жизнь любил музыку и до тех пор, пока в доме был инструмент, всегда в свободное время садился к роялю, приглашая иногда меня для игры в четыре руки. Еще одно увлечение — сбор грибов. Вообще отец очень любил природу, и в те времена, когда у нас в семье не было автомобиля, отец в выходные дни уезжал на целый день в грибные места, занимаясь «тихой охотой». Обычную охоту с ружьем не признавал, считая ее бессмысленным убийством беззащитных тварей, но иногда устраивался с удочкой на берегу речки или озера, хотя и без особого успеха. Ему было уже почти семьдесят, когда он сдал экзамены, получил водительские права и на радостях прокатил нас на «Победе» так лихо, что мать просила его впредь не подвергать семью подобным испытаниям»…
 
Ну а первый легкий крейсер, построенный в Советском Союзе, историю и техническое описание которого можно теперь найти в любой морской энциклопедии, пережил своего создателя на шесть лет. А. И. Маслов скончался в декабре 1968‑го, «Киров» закончил свою службу в ВМФ в декабре 1974‑го. Но в конструкциях кораблей, и ныне охраняющих морские рубежи, заложено немало идей, высказанных Масловым, а военно‑морской флаг развевается над новым «Кировым» — гордостью флота, грозным атомным ракетным крейсером. В нем — частица сердца выдающегося конструктора и видного ученого, кавалера ордена Ленина, двух орденов Трудового Красного Знамени, лауреата Государственной премии СССР, доктора технических наук, профессора, харьковчанина Анатолия Иоасафовича Маслова. 

 

Подписаться на новости

Поиск по архиву:

Подраздел:
Материал:
ПнВтСрЧтПтСбВс

Выбрать по тегу