20 лет запрету на вылов китов

23 июля 2012, 10:27
 

В 1982 году Международная китобойная комиссия приняла решение о повсеместном запрете вылова китов в коммерческих целях. Борьба за спасение китов началась в 1972 году. Правда, первыми подняли это знамя не активисты Гринпис, а госсекретарь США Генри Киссинджер.

 

В начале 70-х международная общественность была всерьез озабочена тем, что американцы применяли дефолианты (вещество, вызывающее опадение листьев растений) в джунглях Южного Вьетнама. Эта тема могла стать главной на открывавшейся в 1972 году в Стокгольме первой конференции ООН по проблемам экологии. 
Тогда США выдвинули контрпредложение: Генри Киссинджер, выступавший на конференции одним из первых, произнес речь об угрозе тотального уничтожения морских млекопитающих и предложил немедленно начать борьбу за спасение китов и прочих морских животных от безжалостных и беспринципных китобоев.  Маневр удался. Стокгольмская конференция плотно занялась проблемой морских млекопитающих, так что времени на обсуждение и принятие антиамериканской резолюции у делегатов просто не осталось. 

После конференции американское правительство благополучно забыло о китовых проблемах, тем более что китобойным промыслом активно занимались граждане США - эскимосы Аляски. 

Международная экологическая организация Greenpeace в те годы была не слишком влиятельная и кампания "Спасите китов!" должна была устранить этот недостаток. 
Успех не заставил себя ждать - китобои оказались легкой мишенью для активистов экологического движения. Для начала нужно было привлечь внимание общественности. 
 Гринписовские сцены погонь за китобоями-варварами пришлись по душе телевизионщикам и телезрителям и неоднократно прокручивались ведущими мировыми телекомпаниями. 
Между тем секрет был прост. Члены Greenpeace, перед тем как бросаться в свои погони, как следует изучили международное морское право. А оно диктует, что капитан любого гражданского судна или военного корабля обязан остановиться, если получает сообщение о человеке за бортом. "Так что всего трудов-то было подойти поближе к шхуне и броситься в воду",— вспоминает канадский гринписовец. 
После этого о Greenpeace заговорили во всем мире. Успех надо было развивать. Поначалу, правда, у активистов возникли трудности. Даже наиболее симпатизировавшие гринписовцам и китам ученые не брались утверждать, что при продолжении лова китам грозит полное уничтожение.
Надо было изощряться. В газетах появились наукообразные статьи об исключительном интеллекте китов, интервью с многочисленными учеными, занимающимися изучением языка китов. 
В результате кампания "Спасите китов!" стала приносить "зеленым" до $100 млн в год, став едва ли не основным источником средств для организации. Однако вскоре пожертвователи потребовали от Greenpeace реальных результатов. Greenpeace надо было добиться радикального запрета китобойного промысла. 
Тут то в поле зрения "зеленых" попала Международная китобойная комиссия. Именно эта организация устанавливала правила охоты на китов и регулировала китобойный промысел в международном масштабе. И об этом факте была осведомлена международная общественность.
Со времени создания МКК и до начала 80-х годов к ней пожелали присоединиться немногие — всего 12 стран. А затем вдруг членами МКК оказались практически все страны Карибского бассейна и значительное число латиноамериканских государств (Greenpeace нашла человека, бизнесмена, хорошо разбирающегося в ситуации в регионе Карибского моря, имевшего обширные связи в правительственных учреждениях стран Карибского бассейна. Ему было поручено убеждать правительственных чиновников (иногда путем элементарного подкупа) этих стран, делегатов, уже входивших в МКК (таких было очень мало), выступить в поддержку позиции Greenpeace). 

К 1982 году Международная китобойная комиссия состояла уже почти из трех десятков членов. "Укрепление" МКК кадрами обошлась Greenpeace в $5 млн. Поэтому МКК почти единодушно проголосовала за запрет лова китов в коммерческих целях. Активисты Greenpeace победили. 
Коммерческое китобойство было запрещено. Для отмены этого противникам Greenpeace необходимо набрать три четверти голосов в комиссии, что практически невозможно. При этом, как ни удивительно, кампания "Спасите китов!" продолжается. Ведь по-прежнему разрешен отлов китов в научных целях и "аборигенное китобойство" — охота на китов со стороны представителей коренных народов США, Канады и России. Эти их права закреплены уставом МКК, для изменения которого необходимы все те же три четверти голосов. По понятным причинам, настаивать на изменении устава Greenpeace не стала.


Япония же подала официальный протест против моратория в 1982 году, но отозвала его после того, как США пригрозили ей санкциями. Несмотря на запрет коммерческого вылова китов, установленный МКК в 1986 году, Япония продолжает их промысел, ссылаясь на положение соглашения, разрешающее "проводить исследования на китах с возможным летальным исходом". Этим страна вызывает критику со стороны таких государств, как Австралия, Великобритания и Новая Зеландия, а также привлекает постоянное внимание экологов всего мира.

Ежегодно в антарктических водах и северо-западной части Тихого океана Япония убивает более 800 китов. Среди стран-членов МКК в течение многих лет идет напряженная дискуссия, в ходе которой представители Австралии и ряда других стран выступают за ужесточение контроля над японской программой научного промысла китов, а представители Японии настаивают на том, что китобойный промысел является важной частью культуры их страны.

Подписаться на новости

Поиск по архиву:

Подраздел:
Материал:
ПнВтСрЧтПтСбВс

Выбрать по тегу