Песня-землячка. История создания

Аврора Харьковская, 19 ноября 2018, 07:20
 

Заканчивается 75‑й год со времени освобождения Украины от немецко-фашистских захватчиков. Как и столица, уже многие города, поселки и села отпраздновали юбилей. И Харьков, конечно, тоже. Но истории, связанные с этой датой, мы рассказали еще не все. Вот одна из них…

История создания песен говорит об их авторах, о первых исполнителях, наиболее интересных событиях, связанных с бытованием той или иной песни. А случается так, что сама история нашла достойное и яркое воплощение в музыкальных произведениях — песнях, — которые, по образному выражению ленинградского композитора Василия Павловича Соловьева-Седого, являются «барометром своего времени». Слова многих из них давно ушли в народ, поскольку так узнаваемы, что стали не просто цитатами, а вошли в заголовки книг и фильмов. Песни сражались на фронтах Великой Отечественной войны, воодушевляли тех, кто громил врага и кто помогал армии в тылу. Вряд ли стоит доказывать, что песня и армия, воин и песня неотделимы друг от друга. Песня во все времена была и остается верной боевой спутницей воина. Без нее немыслимы солдатский быт, боевая учеба армейского коллектива, короткие минуты солдатского отдыха. Кстати, отчасти о нем пойдет речь.
Итак, история этой песни была предъявлена миру несколько десятков лет назад в одном из учебников по истории музыки. Но эта, так сказать, профессиональная направленность не делает ее менее интересной. Главное, вы даже не представляете, каким образом история создания именно этой — широко известной и не одним поколением любимой песни связана с нашим городом, точнее, со Слобожанщиной!..
НАША ВОЕННАЯ МОЛОДОСТЬ — СЕВЕРО-ЗАПАДНЫЙ ФРОНТ 
В одном из февральских номеров газеты Юго-Западного фронта «Красная Армия» за 1942 год было опубликовано стихотворение Евгения Долматовского «Танцы до утра», где были такие строчки:
Воет вьюга на Осколе, 
По реке скользят ветра.
Говорят, сегодня в школе 
Будут танцы до утра. 
Хриплый голос радиолы, 
Снег, летящий за порог.
Запах пудры невеселый.
Топот валяных сапог.
Танца вечная погоня 
Удивительно легка, 
И лежит в моей ладони 
Незнакомая рука…
«Стихотворение это я написал почти с натуры, — рассказывал поэт. — Еще первой тяжелой военной зимой, находясь в войсках на рубеже России и Украины в районе Харькова и Белгорода, я заметил, что никакая сложность обстановки, смертельная опасность, разруха, беда не могут заглушить и отринуть все то, что принадлежит, казалось бы, лишь мирным временам и именуется лирикой.
Стоит воинской колонне остановиться на ночевку в прифронтовом селе или городке, и вот уже возникают знакомства. И откровенные разговоры, и влюбленность, и все это носит грустный и целомудренный характер; а рано-рано — расставание, отъезд…
Даже в заголовок стихотворения я вынес то, что крупными неуклюжими буквами было выведено на листах бумаги, прикрепленных к дверям школы: «Танцы до утра». Подобные объявления зазывали молодежь в те времена…» 
 
ТАНЦЫ ДО УТРА 
Много месяцев спустя, в декабре 1942 года, поэт Евгений Александрович Долматовский встретил композитора Марка Григорьевича Фрадкина, того самого автора популярных песен, отличающихся гражданственностью и лиризмом, в числе которых «Кружится, кружится вьюга над нами», «Песня о Днепре», «Случайный вальс». С 1941 по 1945 год много стихов легли на его музыку. Позже он напишет, без преувеличения, бессмертные песни, такие, как «Березы», «За того парня», «Течет Волга», «Красный конь», «Где мой дом родной» и музыку и песни к почти пятидесяти художественным фильмам, в том числе «Добровольцы», «Простая история», «Прощайте, голуби», «Однажды, двадцать лет спустя», «Отцы и деды», но именно «Песню о Днепре» и «Случайный вальс» он создал вместе с поэтом Евгением Долматовским. Их встреча произошла в районе Сталинграда. С бригадой артистов Фрадкин кочевал по войскам, завершавшим Сталинградскую операцию.
«Я прочитал ему «Танцы до утра», — продолжал свой рассказ Долматовский. — Вскоре на трофейном аккордеоне он наиграл мне вальсовую мелодию, навеянную, как он говорил, этим стихотворением. Естественно, что ритмические стихи и музыка шли вразнобой.
Мне надо было думать о новом варианте текста, но, по правде говоря, момент требовал иных песен: мы становились свидетелями и даже участниками большой победы…» 
И такие «иные» песни были ими написаны. Очень популярными среди участников Сталинградской битвы стали песни Марка Фрадкина и Евгения Долматовского «У нас в Сталинграде», «Колечко», «Рано на свитанке шли деревней танки» и многие другие.
Вскоре после Сталинградской битвы, когда армия Паулюса была окончательно разгромлена и на этом участке фронта наступила тишина — непривычная, ошеломляющая, поэта и композитора пригласили на заседание Военного совета фронта, вручили обоим заслуженные ими боевые награды — ордена Красной Звезды — и попросили познакомить с их новыми песнями, рассказать о творческих планах.
«Фрадкин играл песни, а я смотрел на своего кумира — генерала Константина Константиновича Рокоссовского, — заканчивая свои воспоминания о том времени, сказал поэт. — Мне до этого дня не приходилось так близко видеть этого полководца, пользовавшегося безграничной любовью своих солдат и офицеров… Командующий в присутствии своих главных политических советников — К. Ф. Телегина и С. Ф. Галаджева — интересовался состоянием и действием песенного оружия, находящегося в его войсках и под его начальством.
Я рассказал о нашей задумке — превратить стихотворение «Танцы до утра» в песню. Начальник политуправления фронта Сергей Галаджев, знавший раньше это стихотворение, сказал, что должно получиться нечто вроде офицерского вальса.
ОФИЦЕРСКИЙ ВАЛЬС 
В ту пору слово «офицер» только приобретало право на существование, только проникало в обиход. Мне очень понравилось название «Офицерский вальс» для будущей песни.
Рокоссовский сказал, что новая наша встреча состоится на новом участке фронта, который будет дан нашим сталинградским войскам. Что это будет за участок, какова его география, командующий фронтом не сказал.
Мы вышли из избы, в которой размещался Военный совет фронта, и тут же узнали, что надо собираться в дорогу. Ночь застала нас в пути. Эшелон двигался на север. Мы с Фрадкиным оказались в вагоне Политуправления. Там-то и был написан «Офицерский вальс».
Но это еще не вся история, так как не осталось окончательным название песни.
СЛУЧАЙНЫЙ ВАЛЬС 
Эшелон шел медленно — от Сталинграда до Ельца суток семь. И на всех станциях и полустанках Фрадкин исполнял новую песню перед бойцами разных эшелонов. Это поют в большинстве своем композиторы не ахти, а играют — на разных инструментах и в любых условиях, конечно, мастерски. Так эшелоны, перегоняя друг друга, шли от берегов Волги в тот район, который летом 1943 года прогремел на весь мир, — знаменитая Курская дуга. Так обогнала авторов вместе с эшелонами и их песня. Уже под Ельцом они слышали свое произведение, опередившее композитора и поэта, с проскочившим раньше эшелоном. И пошел этот вальс кружить по фронтам. А вскоре слово «офицерский» в его названии было заменено на «случайный» — ведь песня была и солдатской.
«Случайный вальс» пели на фронтовых концертах, конечно, и многие артисты. А Леонид Утесов записал его на пластинку. С тех пор вот уже более 75 лет живет эта песня в народе, оставаясь одной из любимых лирических песен военной поры:
Ночь коротка, 
Спят облака, 
И лежит у меня на ладони 
Незнакомая ваша рука.
После тревог 
Спит городок,
Я услышал мелодию вальса 
И сюда заглянул на часок.
Хоть я с вами совсем не знаком 
И далеко отсюда мой дом, 
Я как будто бы снова 
Возле дома родного…
В этом зале пустом 
Мы танцуем вдвоем, 
Так скажите хоть слово, 
Сам не знаю о чем.
Будем дружить, 
Петь и кружить.
Я совсем танцевать разучился 
И прошу вас меня извинить.
Утро зовет 
Снова в поход…
Покидая ваш маленький город, 
Я пройду мимо ваших ворот.
Хоть я с вами почти не знаком 
И далеко отсюда мой дом, 
Я как будто бы снова 
Возле дома родного...
В этом зале пустом 
Мы танцуем вдвоем, 
Так скажите хоть слово, 
Сам не знаю о чем.
Подписаться на новости

Поиск по архиву:

Подраздел:
Материал:
ПнВтСрЧтПтСбВс

Выбрать по тегу