Антоний Барышевский играет позднего Бетховена

Ангелина Мамона, фото: Александр Чепалов, 22 октября 2018, 07:32
 

Когда фестиваль «Харьковские ассамблеи — 2018» уже пересек свой «экватор», в Большом зале Харьковского университета искусств наблюдался необыкновенный ажиотаж. Даже на дополнительно приставленных к каждому ряду креслах поместились не все желающие, и многим пришлось в тот вечер слушать музыку стоя. Но, думаю, каждый слушатель, посетивший этот концерт, без колебаний скажет, что он того стоил. Украинский пианист Антоний Барышевский в этот вечер играл три последние фортепианные сонаты Бетховена (Концерт был организован в рамках «Харьковских ассамблей» благотворительным фондом VERE MUSIC FUND).

Антоний Барышевский, несмотря на молодость, успел завоевать признание публики во многих странах Европы, Израиле и США. Он стал лауреатом международного конкурса Артура Рубинштейна в Израиле и Международного конкурса пианистов им. Феруччо Бузони в Италии. Харьковские ценители классической музыки помнят его выступление в зале филармонии в конце прошлого года, когда он мастерски исполнял музыку композиторов XX века. По собственному признанию музыканта, именно авангардная музыка больше привлекает его в исполнительском творчестве. Бетховен же, музыка которого составила программу нынешнего концерта, не входит в число его фаворитов.
«Не могу сказать, что Бетховен мой любимый композитор, — заметил пианист в кратком интервью, которое нам удалось взять у него после концерта, — но он, безусловно, гений и Титан. Когда прикасаешься к его творчеству, «вгрызаешься» в нотный текст, то понимаешь, как там все продумано, как скрупулезно выточена каждая, казалось бы «мелочь».
Свои три последние фортепианные сонаты (их опусы, то есть цифровые обозначения, кстати, идут подряд) Бетховен писал, уже практически полностью утратив слух. Тем удивительнее слышать ту целостность и гармоничность, которые так или иначе присущи всем трем произведениям. Исполнителю, который берется их играть, есть над чем поработать. Здесь и знаменитый бетховенский драматизм с мощью фактуры и роялем-оркестром; и искусно внедренное в жанр сонаты полифоническое письмо, и светлые классицистские мотивы, жанрово‑бытовые моменты, элементы будущего: импрессионизм и даже джаз! Антонию Барышевскому удалось оттенить каждую из этих особенностей, при этом не утратив цельности в манере звучания.
То, как Антоний выразился о композиторском мастерстве Бетховена, полностью передает впечатление от его игры в тот вечер. Потрясающе ясная выверенность различных элементов фактуры, тонкие полифонические переплетения и наслоения. И все это выразительно, доступно. Особо впечатлило мастерство пианиста в динамическом развитии музыки. Его крещендо от тишайшей звучности до мощного форте были очень эффектными, а нюансировка в целом изобиловала множеством различных динамических оттенков. Исполнитель настолько детально «внедрился» в музыкальный текст, так логично его выстроил, что слушателю оставалось лишь следовать за мыслью пианиста, который, словно искусный оратор, полностью захватывал внимание аудитории и вел ее за собой. Антоний Барышевский играл по-настоящему увлеченно. Часто бывает, что слушатель при этом устает и отвлекается, но на этот раз пианист смог увлечь за собой в потрясающий водоворот красок, эмоций и состояний, поделиться тем Бетховеном, которого он познал сам, и тем новым Бетховеном, которого открыли для себя в тот вечер многие слушатели.
Безусловно, Антоний Барышевский — пиа­нист высокого класса, со своим сложившимся стилем игры, личным видением и отличной техникой. Его концерт оставил глубокое впечатление у слушателей и стал неповторимым украшением фестиваля «Харьковские ассамблеи» в этом году.
 
Подписаться на новости

Поиск по архиву:

Подраздел:
Материал:
ПнВтСрЧтПтСбВс

Выбрать по тегу