Харьковский Ренессанс

Ольга Тараб, 6 августа 2018, 07:26
 

Столичный Харьков был центром не только политической, но и культурной жизни, в которой бурно расцвел модернизм — футуризм, конструктивизм, кубизм, примитивизм, причем расцвел сразу во всех жанрах, включая изобразительное и прикладное искусство, литературу и театр.

Украинский Иов 
 
Ключевой фигурой украинского авангарда по праву считается Василий Ермилов. Он был видным участником различных художественных течений 1910— 1920‑х годов XX столетия, в том числе кубизма и конструктивизма. Сейчас его работы находятся в лучших музеях мира и пользуются спросом на аукционах.
 
Василий Дмитриевич Ермилов родился в семье портного 9 марта 1894 года в Харькове. С 1905 года учился в Художественно-ремесленной мастерской декоративной живописи Харьковского общества грамотности. Позже продолжает обучение в Харьковской художественной школе, в которую был принят без экзаменов, а в 1912—1913 гг. — учится в Московском училище живописи, ваяния и зодчества, вместе с В. В. Маяковским и Д. Д. Бурлюком. Потом попал на фронт во время Первой мировой войны, был ранен, контужен, награжден Георгиевским крестом 4‑й степени.
 
Затем вернулся в родной город, и уже в 1919-м организовал Учебно-производственную мастерскую в Харькове. Весной 1919-го участвовал в Первой совместной выставке-продаже, на которой были представлены работы профессионалов, самоучек и детей. В том же году оформлял улицы и площади Харькова к первомайскому празднику, здание цирка, сотрудничал с журналом «Пути творчества». 
 
В 1921 году он разрабатывает художественное оформление для агитпоезда «Красная Украина». В 1922 году Ермилов участвует в создании Художественно-промышленного института в Харькове.
 
Из числа футуристов близким другом Ермилову был «председатель Земного шара» поэт Велимир Хлебников, с которым художник проводил много времени, обучаясь премудростям «душевного бедняка» (как любил себя называть Хлебников) в период пребывания последнего в Сабуровой даче. В личном общении Хлебников называл харьковского художника Ермушей. В продолжительный харьковский период Хлебникова Василий Ермилов оформлял его книги, выходившие тиражами по 50 экземпляров на обойной бумаге. Известный исследователь творчества Хлебникова А. Парнис рассказывает, что Ермилова уже тогда называли «украинским Татлиным», «Пиросмани формализма», «украинским Пикассо».
 
В 1928 году харьковский дизайнер принимает участие в Международной выставке печати «Пресса» в Кельне и работает над оформлением украинского отделения на Всемирной выставке графического искусства в Кельне. В 1939 году принимает участие в оформлении Харьковского Дворца пионеров.
 
В 1949 году знаменитого харьковского дизайнера исключают из Союза художников по обвинению в космополитизме. Многие годы он не может работать, ему не разрешают преподавать, его картины не продаются. В последние годы жизни Василию Дмитриевичу все же организовали персональную выставку, в качестве искупления вины за изгнание из Союза художников. Выставка прошла в его родном городе Харькове в 1962 году, а спустя шесть лет одного из гениальнейших дизайнеров Украины не стало.
 
Известный поэт, уроженец Харькова Борис Слуцкий посвятил Ермилову стихи. Он нашел свой образ для художника, назвав стихотворение «Харьковский Иов». Это одно из последних стихотворений, опубликованных Слуцким при жизни:
 
«Богу, кулачища вскинув, 
он угрожал, украинский Иов.
В первую послевоенную зиму 
он показывал мне корзину, 
где продолжали эскизы блекнуть, 
и позволял руками потрогать, 
и бормотал: лучше бы мне ослепнуть —
или шептал: мне бы лучше оглохнуть».
 
В родном городе художника о нем помнят. Одним из центров современного искусства в Харькове является ЕрмиловЦентр. Центр популяризирует современное искусство, задает во многом темп и вектор развития культурной среды города, создает необходимые условия для диалога искусства и общества.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Авангард на сцене 
 
По мнению автора статьи в каталоге к нью-йоркской выставке «Театр Бориса Косарева» Валентины Чечик, «можно с уверенностью сказать, что Борис Косарев, наряду с Анатолием Петрицким и Вадимом Меллером, стоял у истоков украинской школы театрально-декоративного искусства. Его имя связано с первыми попытками авангардных сценографических решений, и не будет преувеличением сказать, что совместные театральные проекты Косарева и Владимира Бобрицкого, выполненные в 1917—1919 гг., стали прологом бурного взлета украинского авангарда на театральных подмостках Харькова в 1920‑е годы». 
 
Б. В. Косарев родился 23 июля 1897 года в Харькове в семье инженера-путейца Василия Сергеевича Косарева и литовской крестьянки из деревни под Каунасом Олимпиады (Айи) Павловны Веснечуле. Будущий художник воспитывался в интеллигентной семье, где почитали искусство, любили музыку и литературу. Отец играл на гитаре, пел, читал стихи. Двухэтажный дом Косаревых в поселке Южном, где проживала инженерная элита Южной железной дороги, был шумным и гостеприимным. В нем часто устраивались домашние спектакли с участием младших сестер Олимпиады Павловны, для которых маленький Борис придумывал костюмы из тканей, достававшихся из бабушкиного сундука.
 
Весной 1911 года Косарев поступил в Художественно-ремесленную учебную мастерскую декоративной живописи Харьковского общества грамотности. Его товарищами по школе были Г. Цапок и В. Ермилов. Первое представление работ юного художника приходится на предвоенные годы. Так, 3 марта 1914 года газета «Южный край», резко отозвавшаяся о выставке «Товарищества харьковских художников», из 300 представленных на ней работ отметила только двух авторов: выдающегося пейзажиста М. Беркоса и две пастели 16‑летнего Косарева.
 
В 1915 году Косарев без экзаменов был зачислен в Художественное училище, тогда же пробует свои силы как помощник декоратора в Летнем театре оперетты. А уже через год принимает участие в оформлении спектакля по пьесе Г. Ибсена «Бранд» в Харьковском драматическом театре: ему поручают пейзажные сцены. С этого начинается его карьера театрального художника.
 
В эти годы Косарев исповедует эстетические идеалы футуризма — входит в группу харьковских кубофутуристов «Союз Семи». Ее членами были также В. Бобрицкий, В. Дьяков, Н. Калмыков, Н. Мищенко, Г. Цапок и Б. Цибис. В 1918 году группа издала альбом своих работ под названием «Семь плюс Три». Под словом «Три» подразумевались друзья «Семерки»: Александр Гладков, Василий Ермилов и Мане-Кац. Летом того же года Косарев оформил несколько номеров журнала «Колосья», а также помещение артистического театра-кабаре «Дом артиста».
 
В одном из интервью Косарев вспоминал: «Харьков 1920‑х годов — это бьющая через край театральная жизнь. Открывались новые театры. Спектакли сопровождались бескомпромиссными дискуссиями. О премьерах писали не меньше, чем о пуске Харьковского тракторного. Строить завод приходили демобилизованные красноармейцы, крестьяне из глухих деревень — наш потенциальный зритель. Надо было и рассказать правду о действительности, и увлечь ярким зрелищем. Но вначале надо было добиться, чтобы зритель к нам пошел». Эта цель достигалась новаторскими и смелыми сценическими решениями.
 
Спустя некоторое время, оказавшись в Одессе, Косарев познакомился с Исааком Бабелем, благодаря которому получил работу в Губиздате. Приехавший в начале 1920 года в Одессу из Киева Борис Ефимов, назначенный руководителем «Изагита» при ЮгРОСТА, назначил Косарева руководителем художественной мастерской. Вскоре, после отъезда Ефимова, Косарев возглавляет всю мастерскую ЮгРОСТА. В июне 1921 года мастерская ЮгРОСТА была переведена в Харьков. Продолжая ею руководить, Косарев возобновляет свою работу в театре: Б. Косарева, Г. Цапка и Н. Акимова приглашают в первый в Украине театр для детей, созданный в марте 1921 года. Кроме того, в те годы он оформляет еще ряд спектаклей: «За двумя зайцами», «Марко в пеклi», «Соло на флейте» и многие другие.
 
Косарев был не только талантливым художником, но и прекрасным фотографом. В 1929 году он сделал серию снимков Сорочинской ярмарки — последней перед коллективизацией. До наших дней сохранилось около трех десятков стеклянных позитивов, представляющих уникальную историческую и художественную ценность. Также как фотограф Косарев в качестве ассистента принимал участие в съемках фильма «Земля» А. П. Довженко. От этого периода остались негативы и позитивы, на которых запечатлены рабочие моменты съемок, фотопробы и прочее. В это же время он создает эскиз знамени Государственного Червонозаводского театра: красному заводу — красное знамя.
 
Предчувствуя грядущие перемены, Косарев как художник ушел в тень и занялся преподавательской деятельностью. И кто знает, не это ли спасло ему жизнь. Как бы то ни было, с 1931 года Косарев — профессор Харьковского художественного института, ныне художественно-промышленного.
 
Возвращение художника Бориса Косарева на международную арт-сцену состоялось лишь в ХХI веке — благодаря усилиям его дочери Надежды Косаревой, сохранившей архив и бесценные произведения отца.
 
 
Подписаться на новости

Поиск по архиву:

Подраздел:
Материал:
ПнВтСрЧтПтСбВс

Выбрать по тегу