AZ есмь… спектакль, который побуждает раскаяться

Алла КОСАРЕВА, фото из архива Театра «Время Ч», 13 апреля 2018, 07:35
 

Некоторые плачут, кто-то ушел в себя, иные же начинают вспоминать — что?где?когда? сделал плохого, или, может, не сделал, в тот момент, когда твоя помощь или поступок были очень важны. Так, начиная с юмора и романтики в «Апельсинной любви», Театр «Время Ч» продолжает удивлять зрителя, но теперь уже погружает в философские размышления. Его новая постановка «AZ есмь…» — это лишний повод каждому вспомнить свой жизненный путь и разложить на чаши весов весь позитив и негатив своей жизни. И в названии, и в реальности сам спектакль, его драматургия, актерская игра не ставят жирной точки, а постоянно наталкивают на вопросы «Аz есмь?», «Кто я?»

Молодой харьковский Театр «Время Ч» на сцене Дома Актера показал публике спектакль по современной пьесе Виктора Понизова «Аз есмь тварь». В интерпретации режиссера театра Жанны Богусевич постановка называется «AZ есмь…» и представлена инфернальным поединком в одном действии.
 
Спектакль быстро обрел популярность, так как тема его довольно наболевшая. Каждый человек часто задумывался о том, что его ждет после смерти, каково будет его состояние по ту сторону баррикады. Практически все драматурги, музыканты, поэты, режиссеры находятся в постоянном поиске жанров, актеров и пьес, чтобы как-то по-особому обыграть мир иной.
 

«Существует два типа спектакля: для сердца и для головы» 
Жанна Богусевич — режиссер Театра «Время Ч» г. Харьков

 
Актеры спектакля — Вероника Шелудякова, Иван Жилюк, Кирилл Галушка, Виталий Жилюк — показали свой вариант адских мытарств грешника.
 
В спектакле негативный персонаж попадает в некое пространство, где его душу буквально начинают потрошить. Покинуть это пространство не может, не раскаявшись таким образом, чтобы толстая папка со списками грехов задымилась от его покаяния и сгорела дотла. В противном случае — уничтожение души навсегда, под лампой, которая просто сжигает. Наш герой вначале пытается пойти на такое самосожжение, но ничего не выходит, не тут-то было, он роется в своей голове в поисках самого страшного греха. Его контролируют Хороший персонаж и некто Жертва, которые здесь, условно между небом и землей, находятся уже давно. Какие же грехи заставят злосчастную папку сгореть? Кому-то будет грустно, кто-то узнает себя. Радует то, что пока это только спектакль…
 
Актеры Театра «Время Ч» Кирилл Галушка и Вероника Шелудякова открыты и общительны в обычной жизни. В перерыве между репетициями участники современного харьковского театра откровенничают о разном: о планах на будущее, о работе с режиссером и о своем зрителе.
 
— Как давно ваша жизнь связана с театром?
 
Вероника: Со студенческих лет, но первая профессиональная деятельность связана именно с Театром «Время Ч».
 
Кирилл: Мы ведем отсчет начала работы нашего театра с 26 марта 2017 года.
 
Вероника: Мы работаем под руководством режиссера Жанны Богусевич, у нас довольно молодой актерский состав — Вероника Шелудякова, Иван Жилюк, Кирилл Галушка, Виталий Жилюк.
 
Кирилл: Также наш актерский и административный состав пополняется из школы актерского мастерства «ЧЕ» (сокращенно от ЧЕловеки), которая существует при нашем театре, например Виталий Жилюк — выходец именно оттуда.
 
— У молодого театра хватает работы? Сколько постановок готовы к показам на большой и малой сценах?
 
Вероника: На данный момент две: «Апельсинная любовь», о которой вы уже писали, и «AZ есмь…», обе постановки нашли отклик у зрителя, чему мы очень рады и это вдохновляет нас на дальнейшую работу. Третий спектакль под названием «Морг № 5». По ряду причин он пока отложен. В данный момент мы активно готовимся к новому сезону и уже приступили к работе над новым спектаклем, рабочее название которого «Тюремный тариф».
 
— Вы работаете пока только год вместе, но вы молоды, энергичны, наверняка быстро сыгрались на сцене?
 
Кирилл: На постановку спектакля «Az есмь…» у нас ушло полгода. Долго, но там было над чем поработать и поразмыслить. «Апельсинную любовь» сделали быстро, на кураже.
 
— Уже наладили обратную связь со зрителем?
 
Кирилл: Эти два спектакля различны по своей сути, «AZ есмь…» — для размышления, внутреннего поиска. Мы задали вопросы, а зритель должен сам найти на них ответы. «Апельсинная любовь» — комедия в полном смысле слова, но там тоже есть над чем задуматься и сделать выводы. Приятно видеть и осознавать, что зритель понимает и принимает как форму, так и содержание спектаклей. Мы видим и чувствуем эту обратную связь, и это очень мотивирует двигаться дальше.
 
— Как с режиссером Жанной Богусевич работается? У каждого мастера ведь своя школа?
 
Вероника: У меня Жанна первый режиссер, если не учитывать университетскую работу.
 
Кирилл: Мы много работаем над тем, как выразить мысль через жест.
 
Жанна работает не только над словом, но и над нашей пластической выразительностью, над единой структурой психофизического действия.
 
Вероника: Я согласна с Кириллом, большинство режиссеров не отходят от системы Станиславского, она же в этом плане синтезирует и другие методы, например применяется техника Михаила Чехова, Ежи Гротовского.
 
Кирилл: У нее есть вкус, а еще она может «отзеркалить», где есть правда, а где ее нет.
 
Вероника: А главное, у нас есть взаимопонимание, не требуется острых перепалок и долгих обсуждений, чтобы согласовать все нюансы во время репетиций.
 
— Режиссер делится с вами планами?
 
Кирилл: Для меня загадка, что будет дальше, но она точно стратег, наш режиссер двигается по известной формуле Евгения Вахтангова «данная пьеса, в данное время, в данном творческом коллективе» 
 
— В каких ролях вы себя видите?
 
Кирилл: Я для себя ставлю цели быть разноплановым, так было еще со студенческих лет. Я себя хотел бы больше видеть в ролях характерных, комических, гротескных, где можно сделать интересный образ, эксклюзивно его подать.
 
Вероника: Драму всегда играть легче, мне бы хотелось чуть больше реализоваться в комедийном жанре, спектакль «Апельсинная любовь» — это мой второй опыт игры в комедии.
 
— Вы не боитесь быть смешной?
 
Вероника: Нет, в жизни я веселушка, смех всегда присутствует в быту, да и во время репетиций, хотелось бы воплотить в реальность комедийные образы. А в идеале нужно быть разноплановой.
 
— У вас есть заветная роль?
 
Кирилл: Мой преподаватель — актриса театра им. Шевченко Стеценко Оксана Владимировна — в шутку вспоминала на лекциях: как-то хотела она сыграть Джульетту, пришла к режиссеру, он ей говорит, дескать, если ты хочешь сыграть, расскажи мне монолог Джульетты. Она растерялась, вот и все… Была бы у меня мечта, я бы уже выучил монолог, пришел к режиссеру, я бы уже заявил об этом. Пока такого желания нет, поскольку как артист ты себя еще ищешь — от спектакля к спектаклю!
 
Вероника: Мне кажется, нужен определенный внутренний багаж для выбора заветных ролей.
 
— ТВ‑проекты и кино, для вас это не табу?
 
Вероника: У меня нет табу, я пойду на съемки.
 
Кирилл: Мне уже приходилось в рекламных роликах сниматься, в короткометражных фильмах принимал участие.
 
— Хочется как-то отойти от стандартной фразы: «Пожелайте что-нибудь нашим читателям!» 
 
Кирилл:  Я даже знаю, что ответить, когда нам задают журналисты такие вопросы, я говорю: «Зрители, выключайте мобильные телефоны!» Может, прочтут и будут выключать!
 
— Кстати, с темой мобильных в театре харьковские актеры научились успешно импровизировать, например, раздается звук входящего звонка, а актер со сцены, обращаясь к этому зрителю, говорит: «Это меня? Скажите, что я работаю и позже перезвоню!» Ну, в таком духе.
 
Кирилл: Да, интерактив — это замечательно, если заметили, в наших спектаклях много интерактива и импровизации, а значит, обратная связь со зрителем станет сильнее.
 
Вероника: Я вообще считаю, что именно благодаря импровизации и интерактиву каждый спектакль становится по-своему уникальным!
Подписаться на новости

Поиск по архиву:

Подраздел:
Материал:
ПнВтСрЧтПтСбВс

Выбрать по тегу