Вдохновение — это диалог с самим собой

Алла Косарева; фото из архива Милы Машновой, 12 февраля 2018, 07:10
 

Мила Машнова — харьковская поэтесса, член Межрегионального союза писателей (Украина) и Международного сообщества писательских союзов, автор сборников стихотворений, лауреат и призер многочисленных конкурсов, общественный деятель, а еще прекрасная молодая женщина, перфекционистка, как она любит себя называть, живущая в духе рифмы. Именно так! Без рифмы харьковчанка не представляет своей жизни, как и не приемлет стихов, в которых она отсутствует. Сейчас ее практические навыки впитывает молодежь, участвуя с поэтессой в совместных проектах. О вдохновении, о планах на будущее и, конечно же, о большой любви к Харькову и его поэтической среде Мила рассказала «Харьковским известиям».

— Мила, Вы попали в поэтическую среду не через студенческую скамью, а своим сложным путем, так сказать по призванию?
 
— Да, я являюсь членом Межрегионального союза писателей и нахожусь в литературной среде приличное время. Но к сожалению, это не дает мне права учить такому мастерству ребят, ведь я считаю, мне еще самой учиться и учиться. Хотя часто делала, и намерена в будущем осуществлять туры по школам и библиотекам, встречаться с молодежью, общаться, передавать им свой опыт. Сейчас я довела свою технику до автоматизма.
 
По образованию я юрист. Профессия в жизни необходимая. Мне известны основные приемы риторики, это очень помогает на сцене. В общем, первое образование помогло, во всяком случае, лишним не было, однако я бы хотела еще получить и журналистское образование. Пытаюсь также вывести уровень культуры Харькова на иные позиции. Первая столица пресыщена и переполнена талантами, и я не лукавлю, я очень хочу, чтобы молодые авторы прославляли город.
 
— Размеры, клаузулы, рифмы — перекрестные и кольцевые, одним словом — целая наука, эти знания нужны, но о них ведь не задумываешься, когда пошел порыв к написанию?
 
— Я не филолог и не лингвопоэт. Сейчас в вузах есть такие специальности, я «за» базовые знания, по моему мнению, многие выпускники таких специальностей остаются теоретиками, у них стихи подогнаны как по шаблону, написаны простым языком, разумом и не придерешься, вылизаны до фанатизма, но они, как принято говорить сейчас в народе, «не цепляют».
 
— Мила, Вы предпочитаете совершенствоваться в одном творческом русле?
 
— Да, только в поэзии. Но я очень часто начитываю стихи на музыку, к сожалению, у меня не те вокальные данные, чтобы самостоятельно петь, и вообще я считаю, нужно хорошо делать что-то одно. Конечно же, есть люди всесторонние, особенные, но они скорее исключение из правил. В моем случае главное направление — это поэзия, и я это рано осознала.
 
— Предвзято к себе относитесь?
 
— Я перфекционист, считаю, что свое мастерство следует постоянно оттачивать, на заре своего творчества была удивлена, ведь в интернете было огромное количество стихов, а мои ничем не отличались от них. А ведь должен быть свой стиль, свой словарный запас, как у известных излюбленных авторов, например у Цветаевой стихи нервные, надрывные, у Есенина — романтичные.
 
— А Вы какая? Романтичная или надрывная, Вы как свой стиль обрамляли?
 
— Все авторы начинают писать душой, так было и в моем случае, потом появились в моей творческой среде желающие править тексты рассудком, а не сердцем. Техники и теории раньше не хватало, был такой этап в жизни, когда приходилось буквально «вылизывать» каждое стихотворение, подгонять свои мысли под нормы стихосложения. Сейчас уже мне удалось достичь этого потолка, мне теперь хочется «спуститься» к людям, чтобы я была понята ими. Сейчас уже пишешь технически грамотно, и к содержанию нет претензий, но я скучаю по сложностям, когда я училась оттачивать рифму — это были пластмассовые стихи, причесанные под линейку. (улыбается. — Ред.) 
 
— Часто ездите на поэтические тусовки, Вы завсегдатай в этой среде в Харькове, а вот как принимают в других странах?
 
— Зовут в разные страны, пока есть такие возможности, была в ближнем зарубежье, везде по-разному, иногда очень тепло и гостеприимно принимают, иногда — холодно и спокойно. Я очень хочу путешествовать и заимствовать другой менталитет, другой поэтический опыт.
 
— Мила, как Вы живете? Я имею в виду пропорции работы, быта, свободного времени, в том числе и для творчества? Какие они, злободневные будни Милы Машновой, когда Вы пишите, чем зарабатываете на жизнь?
 
— Я, как и все, работаю, но моя деятельность не связана с поэзией, а для того, чтобы начать писать, мне нужна свободная минутка, нужно абстрагироваться, в первую очередь чтобы не было никакого диалога ни с мужем, ни с друзьями, дома я часто люблю изолироваться. Но Вы же понимаете, что это все не проходит бесследно, я имею в виду творчество, у поэтов всегда есть где-то пробел, какая-то ячейка простаивает?
 
— И какая же ячейка простаивает?
 
— Моему мужу сложно со мной приходится, мне так кажется, но благодаря ему я попала в мир поэзии, он хорошо играл на гитаре, часто рассказывал мне о том, какие поэты ему нравятся, какие стихи ему по душе. Мне кажется, из-за своего призвания я ему недодаю любви, ведь в свободное время хочется писать стих, он пытается это понять. Но стихи — это стихи, а жена — это жена.
 
— У Вас много произведений с момента начала творческого пути, ведете учет стихов?
 
— У меня два сборника, в электронном варианте много стихов накопилось, я их так и назвала «Книга три».
 
— А муж — первый критик Ваших произведений?
 
— Нет, муж видит уже выложенные произведения в соцсети. У меня есть удаленный цензор, критик, если можно так сказать, но он имеет для меня вес и авторитет. И я прислушиваюсь, если человек не слышит других людей, — это дорога в никуда.
 
— Этапы становления у каждого творческого человека свои, сейчас у Вас есть работа, но она, как говорится, не ваша, есть образование, но оно базовое, Вы посмотрели, как пишут в других странах, задумались о втором высшем образовании, пройдет время — и Вы наверняка станете более известной, популярной. Видите себя поэтом с большой буквы?
 
— Я максималистка, промежуточное, полутона — это не для меня, и еще я оптимистка, без хорошего настроения не бываю.
 
— А поговаривают, что поэт пишет, когда грустно?
 
— Может быть, все поэты по-своему несчастны.
 
— Это как любая современная музыка пишется в гармоническом миноре?
 
— Приблизительно так! Это как бы диалог с самим собой, когда приходит вдохновение.
 
— А как к Вам приходит вдохновение?
 
— Вот, например, был случай, мою посуду, фразу услышала в песне, перекрутила, свои мысли пошли, картинка идет в голове, и начинаю писать, стараюсь делать аудиоозвучку, пишу на диктофон. Вот так.
 
— Пройдет время — 5–10 лет, Вы выйдете на другой уровень, наверное, будете еще с большим стремление учить других поэзии, как будете это делать, как в книжке пишут, или как Вы это видите?
 
— Важен индивидуальный подход к каждому человеку. Не по книжкам надо учить, их каждый должен читать для себя. Буду передавать свой опыт.
 
— Как молодежь Вас воспринимает? Они тянутся, им с Вами интереснее, Вы ведь не ставите оценки, как в школе?
 
— Это диалог, на их языке, я пытаюсь проникнуться тем, как пишет молодежь, новые слова, эти рифмы странные, фразы из соцсетей, последнее свое стихотворение я стилизовала под реп, и это нормально. Когда автор одинаков — это скучно.
 
— А какие размеры стихосложения преобладают в Вашем творчестве?
 
— Пишу разными, также я считаю, что можно научить любого поэзии.
 
— Как, серьезно? И это что же будут, козы-розы?
 
— Нет, бывали случаи, молодежь где-то 22 года плюс-минус приходила ко мне, я брала на занятия человека, который совсем не умеет писать стихи, и получалось. Основная трудность в том, когда человек не слышит размера. Но сейчас пишут и верлибрами, я отношусь к ним скептически, мне без красивой рифмы не интересно, пусть рифма даже идет на ассонансах, но все же она должна присутствовать.
 
— Не пробовали переводить песни, мировые хиты на русский, украинский языки с иностранных, будет такой себе авторский перевод от Милы Машновой?
 
— Можно, но это будет уже следующий этап, любой эксперимент со своим творчеством — это только плюс, дает новые грани, учишься по-другому мыслить. Помимо стихов у меня есть и проза, и цитаты, но они у меня такие пафосные получаются.
 
— В содружестве с композиторами Вы также экспериментируете, для какого музыкального направления пишете?
 
— В основном джазовая музыка, да, приходилось, но я повторюсь, я перфекционист, делать халтуру не хочу, поэтому пока это только начало.
 
— А Вы не пытались к своим стихам придумать музыку?
 
— Было дело, но мне кажется, я эти мелодии где-то уже слышала, получаются они интерпретированными. Пока себя я не вижу поэтом-песенником. Мне проще выйти на сцену в красивом платье или сделать из этого шоу, мой потенциал в этом. Сейчас активно учусь актерскому мастерству.
 
— Массовые поэтические мероприятия Вы проводите?
 
— Да, в прошлом году 3 фестиваля провели, с помощью молодежи, конечно. Но проблема в том, что не хватает читателей, слушателей, приходят поэты послушать поэтов, в общем, своя среда, эту среду никто не знает и не слышит, я проводила социологическое исследование, просила людей назвать имя хотя бы одного поэта современного украинского. Спросите у людей?! Никто не назовет!
 
— Юмор есть в Ваших стихах?
 
— Да, скорее не юмор, а сарказм, они такие у меня юморные стихи — коротыши.
 
— А что Вас раздражает в современной поэзии?
 
— Часто используемый мат в стихах, если я, например, сижу в жюри на конкурсе, я не знаю, как оценить такое творчество, я просто не пойму, почему такая популяризация мата сейчас настала, ведь есть в словаре столько синонимов. Кроме мата, существует сейчас некий уклон тематический на женщин-домохозяек, ущемление мужчин, женщина унижает мужчину в своих стихах, я всегда буду восхвалять их, ведь я трепетно отношусь к мужчине — он для меня Бог.
 

Мой граф решил, что сердце — не графин 
И что мое, хрустальное, — из стали!
Мой милый граф! Ах, если бы Вы знали, 
Чего мне стоит Ваш антиобщин!

 
— Ближайшие планы в этом году уже намечены?
 
— Да, в прошлом году 21 марта в Харькове поэты отмечали Всемирный день поэзии, был просто аншлаг тогда, я курировала этот проект, было много молодежи, идея пришла к нам из Франции. В этом году соберем флешмоб, путем конкурсного отбора определим лучшие стихи современных харьковских поэтов, напечатаем их в форме закладки в книгу и раздадим в людных местах Харькова, затем проведем гала-концерт, где поэты получат дипломы и статуэтки, спонсоры подготовят участникам вкусности. 
 
Активно нам помогает заместитель городского головы Светлана Горбунова-Рубан, хотим также обратиться к депутатам, чтобы люди слышали стихи современных харьковских поэтов, например со сцены ко Дню города.
 
— Наверняка у Вас есть самое любимое стихотворение, что называется, самое мое-мое?
 
— Да, оно о тридцать третьем аде, в нем есть много недосказанности, но она и должна быть, чтобы читатель мог додумать или взять что-то на свой счет.
 

Он за мною шел 
В тридцать третий ад, 
Где рассвет не желт, 
Не разлит закат.
Где курю тоску 
(ходовой товар), 
Где стихи — иску…
-шенье? -пленье? Арт?
Где из всех углов 
Подползает мрак, 
Где душа — улов 
ДворовЫх зевак.
Где свободен тот, 
Кто утратил все.
…Шел на эшафот 
И читал Басе.
Он за мною шел 
В тридцать третий ад…
 

 

Подписаться на новости

Поиск по архиву:

Подраздел:
Материал:
ПнВтСрЧтПтСбВс

Выбрать по тегу