Игорь Арнаутов: Друзья говорят: Дом Актера — это твое!

Алла ГРУШКО, 24 апреля 2017, 07:43
 

Точная дата основания Дома Актера в Харькове неизвестна. Театралы лишь констатируют, что после реконструкции помещения в апреле 1972 года Дом Актера был официально открыт. Тогда молодой, энергичный, комедийный и безумно талантливый актер Игорь Арнаутов и не подозревал, что через энное количество лет именно он возглавит «святая святых».

 45-летие Дома Актера Игорь Анатольевич называет в шутку «возрастом третьей фотографии». А на вопрос о том, прижился ли он в роли директора, заслуженный артист ответил, что не раз слышал от друзей: «Игорь, — это твое…»
 
Прошло некоторое время с того момента, как руководителем Харьковского Дома Актера им. Л. Сердюка стал заслуженный артист Украины, бывший комедийный актер театра Шевченко — Игорь Анатольевичем Арнаутов. Еще он широко известен как актер творческого объединения «ЧИЗ», программ «Не время» и «Большая разница». В последней он сыграл в сатирической манере экс-президента Виктора Януковича. Его актерский опыт сводится не только в рамки театра и телевидения. Артист успешно снялся во многих фильмах и сериалах: «Пленница» (2013), «Городок сердитый» (2011), «Ситуация 202» (2006), «Милицейская академия» (2006), «Прорвемся!» (2006), «Высшая мера» (2005), «УВД 2. Во власти» (2004), «Комедийный коктейль» (2002–2004).
 
— Могли ли Вы, Игорь Анатольевич, подумать, что пройдет время, Вы станете директором Дома Актера, оставив на время насыщенный гастрольный график? Есть ли у Вас лидерские способности?
 
— Не знаю, наверно, есть, вам лучше спросить у моих подчиненных. У нас в коллективе есть работники, которые здесь трудятся с 1982 года. С конца 80‑х я сюда приходил как человек, любящий пошалить. Союз театральных деятелей, которому принадлежит Дом, всегда способствовал популяризации театрального искусства. Здесь отметил свое 50-летие, я всех друзей и коллег вызывал повестками на юбилей, потом они меня судили, было это в 2013 году.
 
— И к какому сроку приговорил суд?
 
— Приговорили еще к 50 годам жизни. Вот самые яркие воспоминания за последние годы.
 
Потом прозвучало предложение от моего предшественника Сергея Бычко, дескать, нужен преемник в Дом Актера. Вот и получилось, что тебе дали, а ты смог, и ответственно и тяжело, но с управленческими делами встречаться ранее приходилось. Мне в любых «ролях» хорошо, так как здесь всегда кипела творческая жизнь. Особенно в период новогодних праздников, когда Дом Актера стремится зарабатывать, чтобы в сезоны затишья себя содержать.
 

— Наверняка Вы с юных лет мечтали о сцене?
 
— Я был таким же, как все, мне безумно хотелось поступить в театральный вуз. Я решился на это уже после службы в армии, а до этого получил специальность электросварщика, хорошие деньги, между прочим, получал. В свободное от работы время выступал в Полтавском доме культуры. Но мне ребята все время рассказывали о том, как хорошо в Харькове. Наша компания задумалась о поступлении в институт, путем математического расчета мы прикинули, что в Киев ехать дальше и приехали в Харьков. Мое поступление с Сашей Любченко, сейчас он также заслуженный артист, было некой авантюрой. Мы приехали поступать — и нас взяли. На протяжении этих 4 лет было безумно интересно, учеба в театральном — это «движняк» невероятный, мы постоянно забирали пианино у девчонок‑музыкантов, и только на сессию им возвращали где-то через полгода, снимали с инструмента молоточки, крышки, потом тащили на свой этаж в общежитии. В нашу комнату попасть было нельзя, туда выдавался «спецпропуск», но уже тогда моя будущая жена имела право заходить, как надежный и проверенный человек.
 
— Ваша супруга, как и Вы, творческий человек?
 
— Да, позже мы поженились, нарожали детей, я спросил у жены, будет ли она возвращаться в театр, она сказала «нет». Все тяготы и невзгоды, нервные срывы, затяжные гастроли она пережила со мной.
 
— Комедийный актер должен обладать хорошим интеллектом, а юмор — самый сложный жанр, не так ли?
 
— Да, в юморе пробовали себя в 90‑е на местном канале «Симон» в программе «Это все», много пародий делали, не столько ради денег, сколько ради удовольствия. Потом я пришел к Эдику Верхотурову в ЧИЗы и сказал: «давай». В то время мы были энтузиасты, какие-то денежки нам все же платили. Вообще, хочу Вам сказать, нелегко жить на актерские гроши, тебя, даже довольно популярного, просто могут через 3 месяца забыть, настолько насыщено информационное поле. В современном мире нет такого обожания среди поклонников, как это было у актеров прошлого поколения.
 
— Вы снимались в кино как в России, так и в Украине, существует ли разница?
 
— Кино — это работа, есть режиссер, говорит — делай, подписали договор о передаче прав третьему лицу, вошел в кадр, снялся. Вот и все! Знаете, есть такое выражение: «кино снимают на небесах», а так все однотипно — тарелки разбиваются так же, у нас говорят «почали», там — «начали». Это раньше все было фундаментально, киностудия Довженко и т. д., а сейчас кинотеатр — youtube, если хочешь заявить о себе — бери и снимай. Некоторые говорят, что им нужен бюджет. А ты попробуй без бюджета!
 
— Самый дорогой для души кинопродукт?
 
— Самые первые появления в фильмах. Помню, Олимпийский огонь несли через Полтаву, я попал в кадр, потом смотрел себя по телевизору и радовался, в конце 80‑х в Харькове снимали фильм, нас в массовке задействовали.
 
— Как себя чувствуете на кастинге или на кинопробах?
 
— Ужасно, как будто сдаешь анализы, иногда после собеседования ассистенты режиссера даже не отзваниваются на предмет того, подходишь ты им или нет. В 2009 году в Киеве проходил кастинг в программу «Большая разница», там был сам Александр Цекало, через полгода нашу харьковскую «бригаду» пустили на 4 года в проект. И мы до 2013‑го «шуровали» эту программу, снимали и в Москве, и в Киеве. Иногда приходилось сутками быть в гриме, который накладывали от 5 минут до 3 часов. «Большая разница» — это веселуха, я помню, гримировали меня под Дона Кинга, так даже зубы отбеливать пришлось, волосы клеили. В общем, работали на прототип. Иногда просыпаешься в поезде между съемками и думаешь: откуда и куда я еду? Господи, где я? Потом пришел в себя и понимаю: ага, я еду домой — это хорошо! «Большая разница» — это безумно интересно и утомительно.
 
— Преподавать актерское мастерство не хотите?
 
— Нет, я сутки думал, после того как мне предложили, потом сходил на одну лекцию и все… Мне есть что сказать студентам, но я считаю, что преподавать — это не мое.
 
— А руководить Домом Актера — это Ваше?
 
— Когда я стал директором, принимал дела, вообще никаких выходных не было, многие хозяйственные нюансы просто поражали, в щитовой стояли рубильники 1966 года, а в последнее время увеличилось количество спектаклей. Оказалось, что Дом Актера не приспособлен под такое количество людей. Сейчас изменился формат, проходит много спектаклей, театров негосударственных более 20, 3 детских коллектива. Каждому нужно внимание, свое расписание, иногда у нас проходит по 2–3 спектакля в день. Для меня это место — храм «намоленный», или — «насмотренный», две сцены работают, театры дерутся за эту сцену, а билетов иногда не достать.
 
Напряжение ужасное, поэтому я в спектаклях пока не работаю, но мне очень хочется на сцену, многие знают меня как актера, а некоторые друзья говорят: руководить Домом Актера — это твое!
 
— У Вас есть свои планы на будущее для «намоленного», точнее, «насмотренного» места?
 
— Слава богу, Сергей Бычко, мой предшественник, нашел возможность самофинансирования. Сейчас мечтаю сделать комфортный туалет, кондиционирование воздуха в зале, ведь спектакли пользуются спросом. Для этого необходимо 35 тысяч евро, сами заработать не можем. Потому своими силами сделали вентиляцию, воздух дует неохлажденный, зато свежий.
 
— В чиновничьи двери приходится стучаться?
 
— Чиновники помогают, особенно управление и департамент культуры отзываются часто, городская власть идет нам навстречу, все годы с нас аренду не брали. Сейчас насущных проблем хватает: крыша течет, хочется возобновить деятельность библиотеки, чтобы дети, которые здесь занимаются, могли читать. Большинство книг, которые сейчас находятся в Доме Актера, я выкупил в пункте приема макулатуры, я их буквально спас.
 
Проблемы бытовые есть и будут. Для зрителя — комфорт, мощные кресла, правильная вентиляция, для артиста — подготовка удобных мест для хранения декораций. Вот моя мечта!
Подписаться на новости

Поиск по архиву:

Подраздел:
Материал:
ПнВтСрЧтПтСбВс

Выбрать по тегу