«Чайка»: новое пространство, новый театр, новые формы

Ирина Куличенко, 27 февраля 2017, 07:32
 

23 февраля первые зрители увидели генеральный прогон первого спектакля пространства малой сцены театра Пушкина, она же — «Портал на Гоголя, 8». В качестве эксперимента новое прочтение получила пьеса Антона Павловича Чехова «Чайка».

Театр им. А. С. Пушкина открыт для экспериментов. Для них теперь есть постоянное место — малая сцена «Портал на Гоголя, 8», о создании которой в культурной среде Харькове говорят не первый год.
 
— Лесь Курбас в свое время сказал: «Треба розбудити фантазію, виростити їй крила і навчитись літати». Для этого нам и нужен «Портал на Гоголя, 8» — найти новые формы, идеи. Мы хотим создать «взлётную полосу» для молодых актёров и режиссёров, которые, надеемся, привлекут и молодую аудиторию, — говорит директор театра Сергей Бычко. — И придя в театр один раз, они увидят смелые постановки, новые идеи и имена и останутся с нами на долгие годы.
 
Новое пространство создавали на основе репетиционного зала. Ещё в 2013 году в Театре Пушкина был готов проект малой сцены, но не хватило финансирования. С лета в театре шли работы по переоборудованию помещения — его перекрасили, сменили покрытие, установили зрительские места, световое оборудование, подготовили сцену. Всё это было сделано за счёт внутренних ресурсов театра, без привлечения дополнительного финансирования.
 
Сама сцена и зал оформлены минималистично, в духе «чёрного кабинета», где всё рабочее пространство сцены затягивается чёрной тканью. Привычной зрителю сцены-помоста здесь нет — актёры находятся на одном уровне с публикой, а зрительские ряды на 70 мест уходят вверх. В будущем количество рядов увеличится, и зал сможет принимать до 100 зрителей. Теперь новому театральному пространству нужно оправдывать надежды всего коллектива. Первый прорыв уже произошёл — постановка малой сцены Театра им. Пушкина станет заключительным спектаклем фестиваля «Курбалесия». До этого момента Харьковский академический театр и фестиваль современного театрального искусства ещё не сотрудничали.
 
— Я не знаю, что нужно сделать, чтобы какое-нибудь событие, связанное с театром, в современном информационном пространстве стало событием, — отмечает Сергей Бычко. — Я уже год руковожу театром и, к сожалению, что бы мы ни делали, большого резонанса это не вызывает. Но поскольку мы работаем не ради шумихи в прессе, а ради самого творчества, мы снова и снова будем предпринимать попытки удивить зрителя, завоевать его и привести людей в театр. Жизнь дана человеку для того, чтобы он жил, думал, переживал о своих детях, творчестве, работе. Данная площадка — одна из многих открытых при моем участии. В 1988 году это был Молодежный театр, потом был Дом актера, сейчас вот «Портал на Гоголя, 8». И сегодня я вместе с журналистами впервые увидел прогон, и мне показалась, что все очень гармонично сложилось, что именно в этой среде, именно этот режиссер Ольга Турутя-Прасолова и именно это произведение так сыграли. Мы много встречались с Ольгой, около полугода советовались и совещались, какое произведение взять. Так совпало, что мы начали работать с театральной группой кафедры Садовского, ребята после выпуска остались вместе, живут одними чаяниями и мечтами о сцене. И сегодня «Чайка» зазвучала для меня так, как я не ожидал — смело и откровенно. Смело, потому что обычно мы как-то стараемся приукрасить нашу профессию, но ведь это только внешняя сторона. На самом деле за всей внешней мишурой стоят раны, слезы, изломанные судьбы, потерянные надежды. И мне кажется, что для нашего театра данные новации — это действительно хорошая находка.
 
Молодые актеры, занятые в постановке, уже играли в «Чайке», будучи студентами «Мастерской 55» заведующего кафедрой мастерства актера Леонида Садовского. Однако здесь многим достались совершенно противоположные роли. Сначала режиссер Ольга Турутя-Прасолова предложила актерам конфиденциально написать свое видение, кому должна достаться какая роль, но потом оказалось, что мнения расходятся кардинально. «Было очень интересно узнать, что совпал только один персонаж, поэтому эта затея с опросом мне никак не помогла, и я полностью доверилась своей интуиции. Так получается, что я сразу вижу актера в определенной роли, и если кто-то из актеров был изначально разочарован тем фактом, что ему придется играть ту же роль, что и в студенческой постановке, впоследствии, я надеюсь, убедился и понял, что роль изменилась и изменился его герой и что работа получилась действительно интересной, — отметила Ольга Турутя-Прасолова. — Вообще мне, когда я читала пьесы Чехова, показалось, что все персонажи как бы запараллелены: есть персонаж, а есть его противоположность в другом персонаже. И именно в «Чайке» это очень четко прослеживается. Пара Дорн–Сорин — это вариант того, как по-разному может стареть человек. Сорин постоянно занудствует и мертв уже при жизни, поэтому его персонаж манекен в кресле, а Дорн наоборот наслаждается жизнью. Треплев в «Чайке» тоже парный персонаж. Пока нет пары у Нины, но это потому, что она остановилась на переломном моменте. Или она не будет развиваться как актриса и станет впоследствии, как Аркадина, или поймет, какой актрисой она может стать по-настоящему и будет развивать свой талант. Наша Нина потребовала себе славы, и это стало началом ее конца как творческой личности. Что касается самого текста пьесы, то мы его не меняли, поэтому нам интересно, что увидит зритель и поймет ли первоначальный замысел.
 
Премьерные показы «Чайки» на сцене «Портал на Гоголя, 8» состоятся 5, 9, 11 и 25 марта.
 

Актриса Ольга Кривошеева (исп. роли Марии Шамраевой):
 
— Я играла эту роль в студенческом спектакле, и для меня она осталась недосказанной, так как роль исполняли 4 актрисы, и я исполняла ее один раз в месяц. Ту трактовку роли я так полностью и не сумела реализовать. Тут, я уверена, смогу полностью раскрыть свою героиню и задумку режиссера. Пока я не могу сказать, что живу Машей, но соприкосновение уже случилось, есть диалог между мной и Машей. Могу сказать, что мне нравится эта роль, но не сама Маша и ее поведение. В моей жизни встречались такие маши, я им искренне сочувствую и хочу своей ролью помочь им.
 
Актер Александр Кривошеев (исп. роли Треплева старшего):
 
— Наш режиссер всех нас очень удивила. Меня еще и тем, что Треплева играют сразу два актера. В персонаже живут младший Треплев — капризный и вспыльчивый (актер Максим Авксентьев), и старший — более рассудительный и логичный. В постановке Садовского я играл Тригорина, упор делался на мелодраму и все было очень серьезно. А здесь мы делаем комедию. Это возможность посмеяться над ситуацией и персонажем. Уйти от драмы и делать все легко. И, конечно, мне интересен опыт работы в паре, когда приходится играть вдвоем одного человека. С Ольгой очень интересно работать. Она позволяла нам баловаться и дурачиться и это рождало очень интересные находки.
 
Актер Андрей Ванеев(исп. ролей Дорна и Сорина):
 
— Читать пьесу по-другому было тяжело, но безумно интересно. Поэтому, наверное, мне ближе стал не персонаж обаятельного Дорна, а персонаж Сорина.
 
Актриса Людмила Кохан (исп. роли Нины Заречной):
 
— В спектакле Леонида Садовского я играла Аркадину, поэтому результат распределения ролей стал для меня шоком. По своей природе я совсем не Нина. И, будучи студенткой, я всегда думала: не дай Бог мне сыграть Нину Заречную. До сих пор я ищу в себе Нину, но в жизни мне часто встречались прототипы таких девушек, которых продвигают в карьере их богатые покровители и так далее. Для меня настоящая Нина раскрывается в моем последнем монологе, и мне кажется, что я уже близка к полному пониманию моей героини.

 

Подписаться на новости

Поиск по архиву:

Подраздел:
Материал:
ПнВтСрЧтПтСбВс

Выбрать по тегу