Сезон сказочных балетов в оперном театре

Юлия Коваленко, театровед, 9 марта 2016, 07:46
 

После состоявшейся в конце прошлого сезона шумной премьеры оперы «Кармен» нынешний театральный сезон в ХНАТОБе им. Н. Лысенко можно по праву назвать сезоном балета.

Театр выпускает премьеру за премьерой, демонстрируя владение как современной, так и классической хореографией; балет гастролирует; балет, как никогда, востребован и в центре зрительского внимания. В минувшие выходные с успехом состоялась премьера балета «Золушка» Сергея Прокофьева.
 
Если спектакль «Снежная Королева» был экспериментальной работой, родившейся на сцене нашего театра, то «Золушка» — постановка, апробированная десятилетиями, перенесенная к нам со сцены Национальной оперы Украины. Как и сама сказка Ш. Перро, трактовка киевского балетмейстера народного артиста Украины Виктора Литвинова, от времени нисколько не потускнела.
 
В новой балетной постановке три акта. Первый — это яркая, в сказочном духе озорства и лирики экспозиционная часть, оканчивающаяся триумфальными чарами Феи по экипировке Золушки к балу. Территория волшебства в этом акте спектакля — готический камин в старинном особняке. Именно из него приходит к Золушке прекрасная Фея, в трактовке Прокофьева-Литвинова — образ практически третий главный в балете. В постановке три состава исполнительниц этой партии: Ольга Мозырь, Елена Шлягина, Наталья Казацкая. Первой вынесла на суд зрителя свой образ Е. Шлягина. «Говорящая» деталь ее образа — певучие руки, которыми Фея не только творит чудеса, но и, касаясь рук Принца, дает едва ощутимый толчок, воодушевляет его на поступок, меняющий весь привычный уклад его жизни.
 
Один из ярких образов спектакля — Мачеха в рисунке Татьяны Семеновой (в другом составе ее партию исполнит Светлана Исакова). Высоко собранные в прическу темные волосы, резкие черты лица, стремительность и вызов в пластике — все выдает в этой предводительнице сестер амазонку, относящуюся к мужчинам и любви с презрением и выгодой. Таким образом, в балете образуется смысловая оппозиция между светлейшей, «нежной и удивительной» Феей и темной функционеркой Мачехой.
 
Пластика Мачехи и ее дочерей напоминает не классическую хореографию на пуантах, а скорее стиль контемп. Завязка игриво-ревнивых отношений Сестер (в разных составах: Светлана Исакова, Александра Найденова, Елена Леонтьева и Елена Шевченко) происходит в их утреннем кувыркании по кровати, обменом щипками и ударами подушками, сценой которых открывается спектакль. В сцене на балу наследницы Мачехи так активно сплетаются в танце с придворными Кавалерами в поисках удачнейшей партии, что в какой-то момент в этих акробатических поддержках образуют зловеще-комедийный коллективный образ боевой стойки паука. По-своему грациозные, но ленивые и жесткие по отношению ко всем, кроме себя, такие Мачехины дочки скоро дадут фору ей самой! Об этом свидетельствует и сцена из третьего акта, когда одно только вторжение Кавалеров и Принца с примеркой туфельки потенциальной невесте наследника престола спасает Золушку от жестоких тумаков сородичей, буквально загоняющих ее в угол.
 
Есть в первой части спектакля место и сфере мечтаний Золушки о счастье. Они в отображении сценографа спектакля, заслуженого художника Украины, Надежды Швец навевают элегические лилово-сиреневые туманы. Отдельно отмечу свето-воздушную среду в «Золушке», она напомнила любимые с детства полнометражные диснеевские мультфильмы.
 
Второй акт — бальный, парадный. Экзотическими бабочками с золотой пыльцой порхают тут придворные, исполняя ритуальные танцы в честь венценосного повелителя. Сам же Король (Алексей Абраменко, Роман Тараненко), как и его сын, ведет себя достаточно экстравагантно, мило дурачится. Впрочем, повстречавшись с прекрасной незнакомкой, Принц как будто обретает человеческую душу, способную любить и сострадать. Именно об этом знаменитый дуэт-адажио Золушки и Принца на балу. Здесь, наконец, раскрывается в полной мере образ Принца (в премьерах его исполнял юный, темпераментный и обаятельный Алексей Князьков, а в следующих представлениях «Золушки» мы увидим известных и по-своему убедительных солистов — Андрея Писарева и Дмитрия Васильева). Именно во втором акте музыка С. Прокофьева достигает дьявольски кульминационной энергии, особенно в сцене, когда в полночь сходят с ума стрелки на дворцовых часах (это состояние лихорадочной спешки расколдовывающейся из Принцесы обратно в Золушку девушки и ее трагической разлуки с обретенным счастьем прекрасно передано в пластике придворных). Оркестр под руководством дирижера-постановщика, заслуженного деятеля искусств Украины, Юрия Яковенко звучит точно и атмосферно раскрывает партитуру С. Прокофьева. Музыка классика XX cтолетия в интерпретации музыкантов ХНАТОБа повествует одновременно и об истории Золушки, и об истории страны середины прошлого столетия.
 
Третий акт спектакля — это, собственно говоря, особенная трактовка развязки сказки постановщиками. Его открывает изумительно игровая, источающая тепло картина грустного одиночества Золушки у домашнего очага. Лариса Грицай, исполнявшая партию Золушки в премьере, достигла полноты проникновения в образ именно в этой части балета. Танец одиночества Золушки начинается на полу, рождается из напоминающей детскую наивную забаву игры оживления Золушкой своего стоптанного башмака, с которым она танцует. Бал оказался только сном? Тогда откуда эта ослепительная белая туфелька в ее фартушке?
 
В третьем акте балета содержится неизменный дивертисмент. Принц совершает кругосветное путешествие в поисках утраченной любимой, попадая то в знойную Испанию, то на Восток. С контурным графическим намеком Н. Швец на достопримечательности этих краев выразительно контрастируют насыщенные колоритностью живые фигуры Испанки (Анна Чечина, Ольга Мозырь) и ее Кавалеров, а также Раджи (Артем Рязанов, Назарм Дурдыев) с его гаремом. Сами по себе танцы поставлены ярко, исполнены с пониманием жанра, но все же место их — за рамками психологического развития главных образов балета. Однако, попутешествовав, Принц находит Золушку совсем рядышком. Сцена встречи влюбленных чем-то напоминает встречу Герды и Кая в чертоге Снежной Королевы. Так же точно юноша холоден, безразличен и не узнает свою любовь в скромном облачении среди стайки пестрых, словно попугаи, Мачехи и ее дочерей. Как исчерпывающе выражает в этой картине скорбь и теплящуюся надежду Золушки пластика Ларисы Грицай! Сказочный театральный свет выхватывает ее грациозно-прислонившуюся к камину, как-будто согбенную невыразимым горем фигурку. В тот же момент, когда девушка из последних сил пытается остановить душевно близорукого Принца возгласом, весь порыв Золушки, одна протянутая ему вослед трепещущая рука заставляют сжаться зрительское сердце. Финал спектакля светлый — Принц возносит Золушку в головокружительных поддержках. Но все возвращаюсь и возвращаюсь в памяти к той мизансцене в начале их дуэта, когда «расколдовавшаяся» обратно в Принцессу необыкновенно простая и красивая Золушка предстает перед Принцем, спрятав заплаканное лицо в девичьи ладони. И подтачивает душу сомнение: не приснился ли Золушке весь этот финальный апофеоз счастья?
 
На предпоказе и двух уже состоявшихся премьерах прекрасной Золушке сочувствовали, вместе с ней мечтали и ее вознаграждали аплодисментами зрители самых разных возрастов, потому нельзя сказать, что в ХНАТОБе родился спектакль исключительно для детской аудитории. Судя по премьерным аплодисментам, мудрая, глубокая сказка, в которой Фея — скорее внутренний голос, интуиция Золушки и Принца, а добро герои творят силой своих собственных чувств, уже нашла дорожку к сердцу как внуков, так и их бабушек-дедушек.
 
ХНАТОБ исторически сложился как театр со столичной ментальностью, как коллектив, разведывающий современные тенденции в академическом искусстве и задающий тон на всю страну. И нынешние премьеры — тому подтверждение. Обращают на себя внимание, кроме всего прочего, небанальные, такие человечные финалы известных сказок в наших постановках. Снежная Королева решает не преследовать героическую Герду и ее любимого Кая, расковывается от зимних чар и обретает счастье и гармонию в любви… Принц вначале не узнает Золушку, потому что на самом деле никакой не сказочный, а очень реальный герой — плоть от плоти мира золотых королей, но под воздействием разлуки и страдания его душа утончается, становится способной разглядеть любящую его принцессу в облике скромной служанки. В сущности, что объединяет Герду, героиню Антонины Радиевской, Елены Шевченко и Кристины Кадашевич, с созданным Ларисой Грицай образом Золушки (в последующих премьерных спектаклях мы увидим в партии Золушки также блестящих солисток Антонину Радиевскую и Карину Шатковскую)? Верность, способность мечтать, стойко переносить невзгоды и препятствия к счастью, а главное — теплом своего сердца менять окружающий мир к лучшему. И в этом — актуальное послание Театра оперы и балета своим зрителям.
Подписаться на новости

Поиск по архиву:

Подраздел:
Материал:
ПнВтСрЧтПтСбВс

Выбрать по тегу