На грани конца и начала театральных сезонов

Юлия Коваль, 3 июля 2015, 07:37
 

После ряда премьер театра им. Т. Шевченко, ориентированных на развлечение зрителя (в этом сезоне — «Блэз» в постановке О. Русова), режиссер, заслуженная артистка Украины О. Стеценко осознанно взяла в работу не комедию и даже не мелодраму (а их в театре в последнее время тоже ставили немало — вспомним «Королеву красоты» заслуженного деятеля искусств Украины С. Пасечника, «Язычников» О. Русова и «Безымянную звезду» О. Стеценко), а именно трагедию — жанр, который со времен Древней Греции является индикатором гражданственности общества. Премьерой «В начале и в конце времен» на большой сцене театр откроет свой новый театральный сезон уже в сентябре.

— Оксана, почему вы обратились к этой пьесе живущего в Германии современного украинского драматурга Павла Арье?
 
— Я прочитываю много современных пьес, но от большинства, кроме эмоций, интересной темы, остается ощущение плохо «сделанной» драматургии. С пьесой Арье «В начале и в конце времен» я познакомилась благодаря актрисе нашего театра Ирине Кобзарь, которая прочла ее и поделилась впечатлениями. Выяснилось, что написана пьеса была осенью 2013 года, теперь уже понятно — как предчувствие больших общественных потрясений, ведь талантливый человек всегда медиум. Пьеса, на мой взгляд, очень эпическая. Ночь не спала, когда открыла для себя этот текст. Поехала специально на читку во Львов. Познакомилась там с Арье. Прочел пьесу и художественный руководитель нашего театра народный артист Украины В. Маляр. Позвонил мне — небывалое дело! — в восемь утра и сказал, что однозначно под впечатлением, горячо поддержал мою идею постановки.
 
Вот что интересно — насколько разные постановки уже состоялись по этой пьесе в киевском Молодом театре, во Львовском театре им. Леси Украинки и у Р. Виктюка в Москве! Пьеса дает огромное пространство для разных сценических комбинаций, для реалистической или натуралистической, гротескной, мистической или экзистенциальной трактовок. Есть пьесы на злобу дня, которые будут иметь успех сейчас, но через пять лет станут неактуальными. А вот «В начале и в конце времен» — пьеса, которая, на мой взгляд, станет классикой. На первый взгляд ее тематика — последствия Чернобыльской катастрофы. А присмотришься — она про людей вообще, про их вечные взаимоотношения и драмы.
 
— В уже существующих постановках главную героиню — 85-летнюю бабу Присю парадоксально играют такие актеры, как красавица Ирма Витовская и… прекрасный львовский актер (кстати, в прошлом харьковчанин и ваш однокурсник) Олег Стефан. У вас не было искушения тоже соригинальничать в распределении ролей?
 
— Нет, в нашем спектакле главную роль будут играть заслуженная артистка Украины Светлана Соловьева и Ирина Кобзарь. Хотя и здесь прибегнем к условности, потому что актрисы гораздо моложе своего  персонажа, но все же — со значительным сценическим и, что для меня в этой работе принципиально важно, драматическим жизненным опытом, со своей оригинальной человеческой позицией, люди глубоко религиозные. Я выбрала именно этих талантливых актрис, потому что они отвечают моему мировоззренческому запросу к роли. Для меня Прися — скорее знак, концентрированно обобщенный образ. Скажем, Фрейндлих, которая играет в моноспектакле «Оскар и Розовая дама» и престарелую сиделку, и cмертельно больного мальчика, одинаково убедительна в обеих этих ипостасях. Можно вспомнить и Башмачкина в гениальном исполнении Нееловой. Баба Прися для меня — воплощение нашего народа, вечная мать-героиня Украина времен кризиса. Эта героиня точно знает, как необходимо жить в гармонии с собой и природой: «Від біди не бігти треба, вчитися жити з нею треба». В чем-то лучше понять Присю мне помогает личный опыт. В детстве обе мои бабушки, чем-то безусловно схожие с героиней спектакля, преподносили мне бесценные уроки жизни. Сейчас я щедро черпаю в том своем первозданном детском прошлом их вековую мудрость. Некоторые реплики Приси — это буквальные выражения моих бабушек, а это бесценно, значит, есть еще у украинцев разных поколений общий фундамент, значит, не все потеряно.
 
— Какой вы в целом задумываете постановку?
 
— Исходя из проблематики «В начале и в конце времен» — высокая, романтическая трагедия об украинском роде, которому вопреки всему: нацистской оккупации, Чернобылю, «сломанному» об лихие 90‑е молодому поколению, коррупции в эшелонах власти — всех этих аспектов касается пьеса! — нет переводу. При том, как и в любой постмодерной пьесе у Арье в тексте есть и черный юмор, и парадоксальность, и фарс. Кого-то такая гремучая смесь может напугать. Но мне важно, что в этом произведении нет пафоса и нет лжи или полуправды. Поэтому я остановилась на жанре трагикомедии. Универсальность, объем этого жанра чудесно чувствуют и передают С. Соловьева и И. Кобзарь.
 
Стремлюсь воссоздать в спектакле колоссальную энергию земли, леса и воздуха, передать зрителям субстанцию авторского текста через сценографию А. Абманова, через звуковой и световой объемы (художник по свету — заслуженный работник культуры — В. Минаков, звукорежиссер Д. Евсюков). Я сделала рейд по подвалам и запасникам театра и нашла для спектакля аутентичные вещи. Вышитый рушник, которым был связан сноп пшеницы — такой пятидесятилетней давности театральный «дидух», глечики, старинные плахты. Все эти подлинные вещи важны мне здесь своей биографией. Хотя на украинскую этнографию я в целом акцент в спектакле не делаю.
 
— Пьеса в чем-то экспериментальная по лексике, по конструкции. Непросто нашим актерам овладевать таким материалом? И потом, в ней такие бездны трагичного — как не испугаться пропускать через себя такое каждую репетицию, каждый показ?
 
— Такая у нас профессия. И экспериментальную новизну творчески осваивает весь актерский ансамбль — от заслуженных артисток Украины Майи Струнниковой и Татьяны Гриник, актеров Дмитрия Петрова, Артема Рагры, Михаила Терещенко до только начинающего актерский путь Андрея Ванеева. Но в конце концов, талант, умение «слышать» подсказки драматурга в тексте, режиссерские замечания — все это помогает актерам присвоить такой странный, конфликтный, неприглаженный внутренний мир своих героев. Не скажу, что меня пугает «жесткость» семейной трагедии героев спектакля. Может быть, потому, что жизнь многих из нас — не менее драматична, чем у героев пьесы «В начале и в конце времен». Просто драматург сфокусировал внимание читателей на личной трагедии бабы Приси, сделал ее предметом этического и эстетического анализа, в то время как в жизни мы часто просто и не знаем, какие трагедии носят в себе окружающие люди.
 
***
 
Спектакль уже обещает стать очень интересным в репертуарной палитре шевченковцев, но хочется пожелать ему большего — стать этапным. И тому есть серьезные основания: именно театром глубокой проблематики и бескомпромиссной гражданской позиции, который не боится ставить зрителю трудные «проклятые» вопросы, создавал этот театр гениальный Лесь Курбас.
Подписаться на новости

Поиск по архиву:

Подраздел:
Материал:
ПнВтСрЧтПтСбВс

Выбрать по тегу