Она обожала жизнь

24 октября 2014, 07:08
 

Обладательница уникального сопрано, прима Большого театра и всей мировой сцены, прекрасный педагог, посвятившая всю себя ученикам, — Галина Вишневская и, разменяв девятый десяток, жила так, что дух захватывало.

Она преподавала, режиссировала, снималась в кино, занималась благотворительностью, при этом всегда прекрасно выглядела и держала форму.
 
«Надо жить, раз я пришла в этот мир, и жить как можно красивее, достойнее», — говорила Вишневская. Она обожала жизнь…
 
Галька-артистка
 
Галина Павловна Вишневская (урожденная Иванова) родилась в Ленинграде 25 октября 1926 года. Ее отец Павел Антонович был рабочим, мать Зинаида Антоновна вела домашнее хозяйство. Когда Галине было 5 лет, родители разошлись. Внучку на воспитание взяла бабушка по отцовской линии, которая проживала в Кронштадте.
 
«С первых же классов школы стала непременной участницей всех школьных концертов, и сразу ко мне прилипла кличка Галька-артистка. Дразнили меня так ребята. «Галька-артистка, Галька-артистка…». В первом классе я получила и свою первую премию за пение — три метра ситца, белого в горошек, и бабушка сшила мне из него платье с воланами», — писала в своей автобиографической книге Вишневсквя.
 
Когда началась Великая Отечественная война, Галина была подростком, ей было 14 лет. Бабушка скончалась во время блокады в 1942 г., и девочка осталась совсем одна. Ей повезло — ее взяли в отряд МПВО (местной противовоздушной обороны), так она могла получать немного еды. В 1943 г. юная Галя начала работать в Выборгском доме культуры помощником осветителя сцены, таким образом ее судьба приблизилась к «сценическому» искусству.
 
Большой театр
 
Как только в городе возобновила работу музыкальная школа им. Римского-Корсакова, Галина стала заниматься вокалом. Когда в 1944 году блокада города была снята, Галину приняли в хор Ленинградского областного театра оперетты. Вскоре юной певице начали доверять сольные партии. Она вместе с театром ездила по колхозам, воинским частям, селам, играя оперетты Оффенбаха, Кальмана, Стрельникова.
 
Выступать приходилось порою в весьма трудных условиях, играли в холодных клубах, спали без удобств. Платили тогда артистам очень мало, но сама причастность к музыке наполняла сердце юной артистки огромной радостью. Ей захотелось учиться музыке всерьез, и девушка поступила в музыкальную школу для взрослых. К сожалению, там неумелый преподаватель испортил голос певицы, в результате чего верхние ноты пропали. По собственным воспоминаниям Вишневской, только регулярные занятия с восьмидесятилетней скромной учительницей Верой Николаевной Гариной помогли ей вернуть прежний голос. Гарина уже тогда предрекла Галине большое будущее как оперной певице.
 
И вот однажды, гуляя по Невскому проспекту, она случайно обратила внимание на афишу, в которой объявлялось о конкурсном прослушивании в Доме искусств молодых вокалистов. Набирали молодых стажеров в Большой театр.
 
Галина Вишневская пошла на прослушивание и легко прошла на второй тур, который проходил в Москве. Ее вокальные данные просто поразили всех, в ней сразу признали настоящую артистку. Вишневской сразу доверили труднейшую партию Леоноры в опере Бетховена «Фиделио». Затем последовали партии в «Снегурочке», «Евгении Онегине», «Травиате», «Аиде», причем с каждым выступлением певицу ждал все больший и больший успех. Проходит совсем немного времени, и певица становится ведущей певицей.
 
Она исполняет в Большом театре все основные партии: «Пиковая дама»— Лиза, «Лоэнгрин» — Эльза. В опере Сергея Прокофьева «Война и мир» Галина Вишневская становится первой исполнительницей партии Наташи Ростовой.
 
Идеальная пара
 
Несмотря на то что с первым мужем — военным моряком Георгием Вишневским, за которого певица вышла в 17 лет, Галина Вишневская прожила всего два месяца, она решила сохранить его фамилию. После разрыва со вторым супругом — директором Ленинградского театра оперетты Марком Ильичом Рубиным — она покинула его театр.
 
Лишь в 1955 году она обрела женское счастье с виолончелистом Мстиславом Ростроповичем. Вместе они прожили 52 года — до самой смерти музыканта. И составили одну из самых выдающихся музыкальных пар в мировой истории. Каждый из них обладал невероятным по глубине талантом, а об истории их любви слагают легенды.
 
…Впервые они увидели друг друга в ресторане «Метрополь». Восходящая звезда Большого театра и молодой виолончелист были в числе гостей на приеме иностранной делегации. Мстислав Леопольдович вспоминал: «Поднимаю я глаза, а ко мне с лестницы снисходит богиня… Я даже дар речи потерял. И в ту же минуту решил, что эта женщина будет моей».
 
Когда Вишневская собралась уходить, Ростропович настойчиво предложил проводить ее. «Между прочим, я замужем!» — предупредила его Вишневская. «Между прочим, это мы еще посмотрим!» — ответил он ей. Потом был фестиваль «Пражская весна», где и произошло все самое главное. Там Вишневская, наконец, его разглядела: «Худущий, в очках, очень характерное интеллигентное лицо, молодой, но уже лысеет, элегантный, — вспоминала она. — Как потом выяснилось, узнав, что я лечу в Прагу, он взял с собой все свои пиджаки и галстуки и менял их утром и вечером, надеясь произвести впечатление».
 
На ужине в пражском ресторане Ростропович заметил, что его дама «более всего налегала на соленые огурцы». Готовясь к решающему разговору, виолончелист пробрался в комнату певицы и поставил в ее шкаф хрустальную вазу, наполнил ее огромным количеством ландышей и… солеными огурцами. Ко всему этому приложил пояснительную записочку: дескать, не знаю, как вы отнесетесь к такому букету, и поэтому я, чтобы гарантировать успех предприятия, решил добавить к нему соленый огурец, вы их так любите!..
 
Вспоминает Галина Вишневская: «В ход шло все что только можно, — до последней копейки своих суточных он бросил мне под ноги. В буквальном смысле слова. В один из дней мы пошли гулять в сад в верхней Праге. И вдруг — высокая стена. Ростропович говорит: «Давайте перелезем через забор». Я в ответ: «Вы что, с ума сошли? Я, примадонна Большого театра, через забор?». А он — мне: «Я сейчас вас подсажу, потом перепрыгну и вас там поймаю». Ростропович меня подсадил, перемахнул через стену и кричит: «Давайте сюда!» — «По­смотрите, какие лужи тут! Дождь же только что прошел!». Тогда он снимает с себя светлый плащ и бросает на землю. И я по этому плащу прошлась. Он кинулся меня завоевывать. И он меня завоевал».
 
… Золотую свадьбу звездная чета праздновала в том самом ресторане «Метрополь», где Вячеслав Леопольдович впервые увидел свою богиню.
 
Рецепт счастливого брака, по мнению Вишневской, довольно прост. «Не старайтесь переделывать друг друга — никогда ничего не выйдет. Если вы поженились и чувствуете, что можете жить вместе — живите, не можете — как можно раньше расходитесь. Вот мой совет: не надо переделывать друг друга. И старайтесь уступать. Меня спрашивают: а кто должен уступить? Тот, кто умнее, тот и уступает», — говорила певица в интервью.
 
Изгнание
 
Роковым для Вишневской и Ростроповича стало их решение поселить на своей даче опального Солженицына и написать письмо Брежневу в его защиту. Ростропович был вызван в Министерство культуры. Екатерина Фурцева разразилась угрозами: «Вы покрываете Солженицына! Он живет у вас на даче. В течение года мы не будем пускать вас за границу». Тот, пожав плечами, ответил: «Вот уж никогда не считал, что выступать перед своим народом — наказание!»
 
Супругам стали срывать график концертов, не давали гастролировать, записываться на радио. На отъезде из страны настояла Галина: другого выхода из ситуации она не видела. В 1974 году им выдали выездные визы, пара эмигрировала в США. Внезапно Ростропович и Вишневская оказались в политическом, творческом и финансовом вакууме.
 
Первой пришла в себя Галина. Не раскисать. Не опускать руки. Не впадать в панику. Они же звезды с мировыми именами! Сильный характер и жизненная хватка помогли Вишневской устроиться за рубежом.
 
А на родине меж тем гонения продолжались. В 1978 году Указом Президиума Верховного Совета СССР Вишневскую и Ростроповича лишили гражданства, всех почетных званий и наград. Узнали об этом из новостей по телевизору. Путь на родину был отрезан.
 
Жизнь в эмиграции подарила Ростроповичам все то, что не смогла дать им родная страна: богатство, свободу, новые творческие проекты. На шестидесятилетие виолончелиста в Вашингтоне со­брался цвет американской интеллигенции: светила музыкального мира, выдающиеся писатели, общественные деятели. Ростроповича назвали «музыкантом года».
 
Английская королева посвятила его в рыцари ордена Британской империи, Франция наградила орденом Почетного легиона, Германия — Офицерским крестом за заслуги. Казалось бы, вот оно, признание, полный успех. И все было великолепно, если бы… Если бы не угнетающая тоска по родине.
 
Возвращение
 
 В январе 1990 года Ростроповичу и Вишневской вернули российское гражданство, а спустя год музыканты вернулись в Москву. Наконец-то они дома! Страна рукоплескала, преклоняясь перед мужеством и талантом этой пары, на долю которой выпало столько испытаний.
 
Но мировая слава не изменила этих людей. Ни заносчивости, ни тем более «звездности», чванливости и напыщенности в них не замечали. Они по-прежнему оставались верны себе и друг другу. Мстислав Ростропович… Гениальный виолончелист, дирижер, меценат, правозащитник и при всем этом открытый, простой в общении человек.
 
Сколько раз он сбегал с помпезных официальных приемов, чтобы по просьбе педагогов прослушать детей в обычной музыкальной школе. Дети ведь… Всем крабам и трюфелям предпочитал водочку и соленый огурчик или грибочки с капустой. Так, по-простому, но главное, с душой! К нему можно было подойти, пожать руку и сфотографироваться. И он никогда не отказывал.
 
Иногда Галина не выдерживала и укоряла мужа: «Слава, надо отдохнуть, ну нельзя же так. Ты один, на всех тебя не хватит!» Он лишь махал рукой: «Ничего-ничего, это быстро», — и снова мчался на фестиваль, встречу, концерт, открытие. Слушал, говорил, выбивал у администраций что-то для школ, учил, играл… И снова по кругу, не требуя ничего взамен.
 
2007 год, апрель. Все цветет, все живет. Природа неизменна, меняемся лишь мы — стареем, угасаем, уходим… Мстислав Леопольдович начал болеть, дошло дело до операции. Приговор: рак печени. Нет, этого не может быть! Он не верил. Как же так? Он полон творческих планов, даже нашел в себе силы провести концерты к столетию Шостаковича, открыть в Воронеже его музей… Лишь Галина смотрела на такого родного, любимого ею человека и все понимала. Но воля, характер не позволили ей раскисать. Держаться!
 
Его не стало рано утром 27 апреля 2007 года. До последней минуты и дочери, и Галина были рядом. Он ушел, не прощаясь с ними, до конца верил: вот станет получше… Покидать этот мир в его планы не входило.
 
***
 
Потеряв мужа, Галина Вишневская тоже стала готовиться к «уходу». Певица признавалась, что 37 лет назад к ней явилась смерть, а она попросила «старуху с косой» отсрочить свой конец на 30 лет. По истечении этого срока Вишневская стоически относилась к скорому завершению своего круга земного бытия.
 
Не стало Галины Вишневской 11 декабря 2012 года на 87‑м году жизни и была похоронена рядом со своим мужем Мстиславом Ростроповичем на Новодевичьем кладбище в Москве.
 
Оперный певец Зураб Соткилава сказал: «Я все время говорил и буду говорить, что она — флагман оперного искусства, великая певица, человек, который служил искусству».
 
Подготовила Виктория СЕРГЕЕВА
Подписаться на новости

Поиск по архиву:

Подраздел:
Материал:
ПнВтСрЧтПтСбВс

Выбрать по тегу