Режиссер. Мастер. Человек

18 апреля 2014, 09:08
 

Даже если бы он создал всего один фильм по книге Бориса Васильева «А зори здесь тихие», он и тогда бы занял одно из самых заметных мест в истории кинематографа. Но ведь подобных фильмов у мастера было немало.

Станислав Ростоцкий родился 21 апреля 1922 года в Рыбинске. Его отец, Иосиф Болеславович, был врачом, впоследствии стал известным деятелем здравоохранения. Мать, Лидия Карловна, была домохозяйкой.
 
Тяга к кино возникла в раннем детстве, когда пятилетний Стасик впервые увидел картину С. Эйзенштейна «Броненосец «Потемкин». В 1936 году, 14-летним мальчишкой, по счастливому стечению обстоятельств он встретился с великим режиссером, попал на кинопробы, а потом и на съемки фильма «Бежин луг». В 16 лет Ростоцкий вновь пришел к режиссеру и изложил свои планы, которые заключались в том, что он «согласен чистить ему ботинки, бегать в магазин и мыть посуду, если он за это будет его учить».
 
Эйзенштейн рассмеялся и взамен посуды и гуталина предложил ему для начала изучить 20 томов «Ругон-Маккаров» Золя, импрессионистов, музыку Равеля, Дебюсси, «Человеческую комедию» Бальзака, японское искусство. Знакомство с русской классикой подразумевалось и было тщательно проверено. Дружба с мастером продолжалась до конца его жизни.
 
В 1940 году Станислав Иосифович окончил школу и поступил в Институт философии и литературы.
 
В 1942-м сбежал на фронт, хотя из-за болезни позвоночника и числился нестроевым. Воевал в гвардейском кавалерийском корпусе. Прошел от Вязьмы до Ровно. Под западноукраинским городом Дубно был тяжело ранен. В августе 1944-го демобилизован инвалидом второй группы.
 
В сентябре 1944-го стал студентом Института кинематографии в мастерской Г. М. Козинцева. Учился семь лет, так как одновременно с учебой был занят в картинах мастера на «Ленфильме». К концу обучения Козинцев назвал Ростоцкого вполне самостоятельным режиссером. Правда, дипломную картину «Пути-дороги» не выпустили на экраны по идейным соображениям. В 1952 году Ростоцкий получил направление на ЦКДЮФ имени Горького, где проработал всю жизнь.
 

Главным увлечением С. И. Ростоцкого, которое он в шутку называл своей профессией, была рыбалка. Он даже награжден почетным знаком «За развитие рыбного хозяйства России».

 

Родился режиссер

После смерти Сталина и с приходом Хрущева появилась установка снимать больше картин, особенно на сельскохозяйственные темы. К тому времени за плечами молодого режиссера уже было несколько научно-популярных фильмов, и Ростоцкому предложили подумать над художественной картиной. Друзья подсказали, что в редакции журнала «Новый мир» лежит повесть Г. Н. Троепольского «Прохор семнадцатый и другие», которую пока не разрешают печатать по идеологическим соображениям. Перечитав рукопись, показывавшую ужасное положение в сельском хозяйстве, Станислав Ростоцкий решил: буду ставить.
 
Когда фильм был готов и его показывали на худсовете, С. А. Герасимов шепнул ему на ухо: «Стасик, вы что — самоубийца?»
 
Картина «Земля и люди» получилась злая, без прикрас иллюстрирующая тогдашнюю бюрократическую систему, управлявшую селом. Ее тут же положили на полку.
 
Но одну из копий картины просмотрел Н. С. Хрущев, который готовился к XX съезду партии. Фильм отвечал его настроению, и он дал добро. Премьера картины состоялась на следующий день после съезда.
 
В 1957 году С. Ростоцкий снял еще одну картину, посвященную проблемам села, — «Дело было в Пенькове». Фильм получился смелый, чистый, как глоток свежего воздуха. Родился и герой — добрый, честный, горячий, непростой деревенский парень, задира, смутьян и воитель за справедливость. Родился актер Вячеслав Тихонов. Родился режиссер Станислав Ростоцкий.
 
В этом фильме многое было необычным, новым. Сама жизненная история. Сам характер. И туго завязанный узелок любви. И непростая задачка, заданная зрителям: в чем же прав Матвей, в чем неправ — рассудите, добрые люди?!
 
Картина встретила множество самых нелепых замечаний и возражений, вершиной которых было утверждение, будто песня, которую впоследствии пел весь народ, — «Огней так много золотых на улицах Саратова», аморальна: как же советская девушка может любить женатого? Фильм был назван клеветой на колхозный строй, и когда он был уже на выходе, по команде сверху была организована кампания по его обсуждению и осуждению — старались доказать, что картина вредна.
 
Дорогу на экраны фильм пробивал себе сам. Было сделано всего 10 копий, которые было разрешено показывать лишь в узком кругу. Однако стали поступать многочисленные восторженные отклики зрителей, и прокатчики поняли, что показ ленты — гарантированное выполнение плана.
 

Дважды фильмы Ростоцкого были номинированы на премию «Оскар» («А зори здесь тихие», «Белый Бим Черное ухо»), трижды, по опросам журнала «Советский экран», его картины признавались лучшими фильмами года: «А зори здесь тихие», «Доживем до понедельника», «Белый Бим Черное ухо».

 

А зори здесь тихие

В начале 1970‑х годов Ростоцкий вновь обратился к теме Великой Отечественной войны. До этого им были выпущены «Майские звезды» (1959) и «На семи ветрах» (1962) — вклад молодого Ростоцкого в осмысление военной темы. Образ девушки, преданно ожидающей возлюбленного в доме «На семи ветрах», лирические новеллы «Майских звезд» тяготели к поэтической хронике событий, к дневнику военных лет, к лирической прозе.
 
Фильм «А зори здесь тихие» был снят в 1972 году. Картина, рассказывающая об одном из бесчисленных эпизодов самой страшной в истории войны, получилась настолько проникновенно трагической, что не могла оставить равнодушным и отечественного, и зарубежного зрителя. В общей сложности только за год две серии картины посмотрели более 135 миллионов человек. Она стала лауреатом нескольких международных кинофестивалей, а Голливудской академией киноискусства признана одной из пяти лучших в мире картин года.
 
Снимая картину «А зори здесь тихие», режиссер хотел отдать личный долг всем женщинам, принимавшим участие в Великой Отечественной войне.
 
Вот как он сам говорил о своей картине:
 
— «А зори здесь тихие» я снимал как личный фильм, потому что я воевал и потому что меня вытащила из боя женщина. На своих руках. На фронте ее звали Аня Чегунова, потом она стала носить фамилию мужа — Бекетова. Я очень ей благодарен — она прошла всю войну — до Берлина, вышла замуж, у нее двое прекрасных детей, но она не смогла посмотреть мой фильм… К тому времени она ослепла, ее сгубила война — рак мозга… Я привез ее на студию и рассказывал все, что происходило на экране.
 
Этот фильм — благодарность ей и всем женщинам, которые пошли на войну. Я отношусь к женщине на войне как к героине. В Великую Отечественную у нас было 300 тыс. доброволок по 17–18 лет. Многих я очень хорошо знал лично, кое-кому обязан жизнью. Считаю, что подвиг женщин на войне гораздо больше, чем подвиг мужчин. Мужчине полагается воевать. Когда фильм вышел на экраны, многие не обратили внимания на его главную идею. А она заключается в центральной фразе картины: «На таком-то фронте ничего существенного не произошло…». Мы не раз ее слышали по радио. Она звучит и в моей картине, но звучит для того, чтобы сказать: «Да, конечно, ничего существенного не произошло, но шесть прекрасных людей погибли».
 
Режиссеру удалось создать слаженный актерский ансамбль, состоявший в основном из дебютантов, и довольно подробно раскрыть характеры главных героев. Особенно яркой и драматичной получилась сцена гибели героини Ольги Остроумовой, в последние минуты жизни напевавшей куплеты старинного романса… Запомнился и Андрей Мартынов в роли «девчачьего командира» старшины Васкова.
 

Личное

Народная мудрость гласит: «Мы ценим правила, но любим исключения». 45-летний супружеский союз режиссера Станислава Ростоцкого и актрисы Нины Меньшиковой как раз и есть то счастливое исключение, которое не подтверждает общеизвестную истину о беспутности в личной жизни людей искусства.
 
Впервые они с будущим супругом встретились, как вспоминала Меньшикова, «очень обыкновенно, во ВГИКе». Нина отдавала себе отчет, что Станислав необыкновенно красив, знаменит и обаятелен.
 
В него были влюблены все студентки, в том числе и ее подруга — красавица Алла Ларионова. Конечно, у нее шансов не было практически никаких: «Я была так влюблена, что даже заставляла себя не думать о нем, потому что понимала, что, если не перестану о нем думать, то просто сойду с ума…».
 
Однажды Ростоцкий возвращался из института поздней зимней ночью. О персональных машинах тогда еще даже не мечтали, поэтому ехал он в троллейбусе. Там же тихо мерзла в углу Нина. Они разговорились.
 
Девушка ехала на окраину, в Богородское, к бабушке, у которой жила. Отец был военный, и родители находились в Германии. Порыв проводить девушку погасила прагматическая мысль о возвращении из такой глуши, и Нина уехала одна. Но практичность Ростоцкого оказалась для него самого судьбоносной. Он с соавтором Владимиром Красильщиковым намеревался писать сценарий первой авторской картины.
 
Так как режиссер много лет прожил в деревне Киржач на границе Владимирской и Московской областей и речь в фильме по Г. Троепольскому шла о деревенской жизни, то и работать лучше было бы в родных местах. «Только нам надо взять кого-то с собой, кто бы нам готовил. Потому что, если мы будем заниматься хозяйством, мы ничего не напишем», — уточнил Ростоцкий.
 
Соавтор высказал весьма обоснованное сомнение, что вряд ли кто-то из девушек на такое согласится. Но Нина сказала: «Я поеду», хотя ее строго предупредили о невозможности романов в походно-рабочей обстановке. Точно по железной мужской логике ее согласие вызвало у Ростоцкого невеселые мысли: «Вот какие девчонки есть отчаянные, с двумя мужиками в деревню согласна ехать. Правильно про артисток говорят, все они такие. Не женись на артистке, несчастным будешь…».
 
Поездка в Киржач завершилась появлением в 1956 г. фильма «Земля и люди» и рождением в январе 1957 года сына Андрея, названного в честь оператора Андрея Москвина. Кстати, врачи запрещали Нине Евгеньевне рожать из-за перенесенного ею туберкулеза. Но она рискнула и подарила советскому кинематографу талантливого актера, каскадера и режиссера Андрея Ростоцкого.
 
Потом была долгая совместная жизнь, и любящая супруга полностью посвятила себя мужу и дому.
 
Станислав Ростоцкий стал прижизненным классиком отечественного кино, лауреатом всех мыслимых кинопризов и премий.
 
Увы, но последние десять лет жизни ему не оказалось места в российском кино. Он уехал из Москвы и поселился близ Выборга. Умер режиссер по дороге на девятый кинофестиваль «Окно в Европу», куда был приглашен в качестве почетного гостя, прямо в машине 10 августа 2001 года в результате обширного инфаркта. Но судьба нанесла Нине Меньшиковой еще один тяжелейший удар — 5 мая 2002 года в Сочи при подготовке к съемкам трагически погиб их со Станиславом Иосифовичем сын, Андрей Ростоцкий. Сама Меньшикова умерла в 2007 году.
 
Подготовила Виктория СЕРГЕЕВА
Подписаться на новости

Поиск по архиву:

Подраздел:
Материал:
ПнВтСрЧтПтСбВс

Выбрать по тегу