Весна на Заречной улице

12 июня 2013, 09:37
 

Если у кого из поклонников советского кино и не на слуху имя Марлена Хуциева, то фильмы его уж точно знают и любят даже те, кто смотрит кино только по телевизору.

Смотрел. В юности, молодости… Теперь смотрит в основном по кабельным телеканалам, — это картины «Два Федора» и «Мне двадцать лет» (первое название «Застава Ильича»), «Июльский дождь» и «Был месяц май», и, конечно, фильм-именинник  «Весна на Заречной улице».

БЫЛА ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ВЕСНА

Фильм от первого до последнего кадра снят на территории Украины, а был показан и стал любим всей огромной многонациональной страной. Он получился как бы гимном послевоенного социалистического строительства, но, по сути, оказался эпохальным, на все времена. Несмотря на «генеральную линию партии», главными героями в фильме остались наши современные люди и их жизнь. Таня Левченко (Нина Иванова), выпускница пединститута, по распределению отправляется к месту первой своей работы. Им оказалась вечерняя школа в рабочем предместье промышленного города. Уже по дороге от вокзала до райотдела народного образования она узнает о том, что учительница, ее предшественница, сбежала. Со временем Таня и сама понимает: есть от чего, ведь ее ученики днем рабочий класс, а вечером — школьный. Она никак не может привыкнуть к тому, что они не только пишут диктанты, учат правила, получают отметки, но и варят сталь, пьют пиво, уходят в декретный отпуск. Особенно молодую учительницу раздражает один из учеников — Саша Савченко (Николай Рыбников), который посреди учебного года бросает учебу. Но когда педагог приходит на завод для того, чтобы узнать причину отсутствия ученика, она совершенно по-иному видит своих воспитанников.
 
Кинофильм был поставлен и окончательно смонтирован на Одесской киностудии в ноябре 1956‑го. Весной 1957‑го пущен в прокат и в том же году на Международном кинофоруме VI Всемирного фестиваля молодежи и студентов в Москве получил бронзовую медаль. Ну а с начала 1958‑го он не бронзовой, а, можно сказать, золотой поступью зашагал по необъятной прежде стране. Безусловно, именинником при воспоминании о «Весне на Заречной улице» нужно считать Марлена Хуциева, ведь это его первая большая и очень значимая картина как режиссера и сценариста. До этого только в 1950‑м также вместе с Феликсом Миронером он написал сценарий к своему дипломному фильму «Градостроители». Также соавтором ленты, — именно оператором, а не режиссером, как теперь, — нужно назвать Петра Тодоровского, для которого эта работа была второй значительной после дебюта в 1955 году. И, разумеется, фильм стал этапным, знаковым, переломным в судьбе Николая Рыбникова; после съемок в нем он проснулся, как говорится, знаменитым. Первой и последней удачной работой кинолента оказалась только для Нины Ивановой. Следующей более или менее удачной была эпизодическая роль в дебютной картине Шукшина-режиссера «Живет такой парень», а последующая ее роль в кино оказалась столь неудачной, что не ругал актрису разве что ленивый критик. Она оставила кинематограф, ушла работать медсестрой в одну из московских клиник, где и трудится до сих пор, наотрез отказываясь от интервью…
 
Конечно, украсила киноленту музыка Бориса Мокроусова и песни на стихи Алексея Фатьянова. «Когда весна придет, — не знаю. Пройдут дожди, сойдут снега, но ты мне, улица родная, и в непогоду дорога…» — кто посмеет сказать сейчас, что это не хит?! Впрочем, тогда таких слов не было. Но это и не самое важное определение для песни. Самое важное и тогда, и теперь — то, что она помнится, и ее хочется петь.
 
Режиссер-постановщик Одесской киностудии Вадим Костроменко, автор кинокартин «Всадники», «Квартет Гварнери», «Сто первый», «Секретный фарватер» и многих других, который теперь заведует Музеем кино на студии, рассказывает, что очень часто реквизит отснятой картины остается почти бесхозным. Иногда уникальные, раритетные, по-своему памятные вещи оказываются, мягко говоря, не у дел. Правда, хозяева каждой картины поступают по-разному, поэтому и судьбы реквизита столь непохожи одна на другую. Например, одна из студийных легенд повествует о том, что якобы после съемок «Весны…» кто-то из обслуживающего персонала увидел среди оставшегося реквизита табличку с названием «ул. Заречная» и прикрепил ее к стене съемочного павильона на одной из улочек территории самой Одесской киностудии. Так она и называется теперь — «улица Заречная», что топографически и топонимически подтверждено местными обитателями. А кто не верит, может посетить с экскурсией Одесскую киностудию и проверить самолично.
 
По сей день радует работников студии этот признанный народом действительно памятный знак. Надо думать, и режиссеру-постановщику прославленного фильма Марлену Хуциеву во время недавнего приезда в Украину было приятно увидеть табличку как часть своей бывшей декорации. Маэстро посетил Одесскую киностудию и бывший завод «Азовсталь» в Мариуполе Донецкой области, где снимал собственную культовую, как сказали бы теперь, картину.
 
Но все это, так сказать, официальная хроника последнего времени, если бы вы знали эту самую хронику того!.. Да еще так, как ее писали, пишут и рассказывают на Одесской киностудии!..
 

ВНАЧАЛЕ БЫЛО СЛОВО

А в кинематографе вначале всегда было слово. И слово это называлось «сценарий».
 
«Если у вас есть сценарий, если есть кому его снять — ну ладно уж, попробуйте», —  обычно говорили в Москве. Но пока у студии нет еще собственных авторов, нет договоров с ними, найти готовый сценарий можно только в Сценарной мастерской Госкино СССР — этаком банке кинолитературы. Да только в банке хорошие сценарии не залеживаются, их разбирают мгновенно: шутка ли, пятнадцать республик, в каждой по фильмопроизводящей студии, а в Украине — две: в Киеве и в Ялте, а в России — аж четыре: две в Москве, одна в Ленинграде и одна в Свердловске. И если залежалось что-то в сценарной студии, то явно такое, что никому не нужно и ни в какие ворота…
 
Сценарными проблемами на Одесской кинофабрике в то время занималась недавно направленная сюда выпускница сценарного факультета ВГИКа Евгения Рудых. Это потом она станет Евгенией Михайловной, опытным редактором и киносценаристом, а пока она просто Женя, которая редактирует дикторские тексты к выпускам кинохроники, правит сценарии технико-пропагандистских фильмов, которые присылают заказчики. Заказные фильмы —  дело важное для заказчика, но для творчества в них нет места, например: «Техника безопасности при погрузо-разгрузочных работах» или «Выращивание овощей на богарных землях» и т. д. и т. п… Делали их не очень напрягаясь, сами называли эту продукцию неуважительно — «Болты в томате». А вот теперь редактор кинофабрики должна обеспечить первые игровые художественные фильмы хотя бы четырьмя сценариями.
 
Верно говорят, что удача приходит к тем, кто не спит. Женя Рудых моталась по стране, по киностудиям и вот вдруг весной 1955 года в коридоре Киевской киностудии сталкивается со своим однокурсником Феликсом Миронером. Он расстроен: только что окончился худсовет, где его сценарий зарубили. Женя попросила прочесть. Ей, в отличие от киевлян, сценарий понравился, и она помчалась с ним в Одессу. По-нравился сценарий и Горскому, восьмому директору Одесской кинофабрики, и через короткое время фильм по этому сценарию «Весна на Заречной улице» был запущен в производство. Постановку его поручили двум свежеиспеченным режиссерам, выпускникам курса Игоря Андреевича Савченко (того, между прочим, который присмотрел и вычислил на все времена дуэт режиссеров Александра Алова и Владимира Наумова). Они внушали доверие хотя бы тем, что учились у такого великолепного мастера. Его фильмы «Гармонь» (1934), «Дума про казака Голоту» (1937), «Всадники» (1939), «Богдан Хмельницкий» (1941), «Иван Никулин, русский матрос» (1943) принесли Савченко заслуженную славу. Методом преподавания у Игоря Андреевича был не «устный кинематограф». Он старался как можно больше вкручивать своих студентов в производство, практиковаться на фильмах, которые он, не прекращая преподавания, ухитрялся снимать, давал возможность набивать себе синяки и шишки, что, как известно, является лучшей составляющей учебного процесса.
 

НЕ ТОЛЬКО ФАКТЫ И ДОКУМЕНТЫ,  НО И ВОСПОМИНАНИЯ И БАЙКИ

Чтобы оправдать такой подзаголовок или, говоря на киноязыке, анонс, Вадим Костроменко обычно предваряет далее сказанное словами «Я не был свидетелем того, о чем расскажу сейчас. Мне рассказывали об этом случае бывшие студенты Игоря Савченко…»
 
Снималась картина «Третий удар» — фильм о победоносном ударе Красной Армии по фашистским захватчикам, с которого началось освобождение Украины.
 
Снималась сцена на Крымском перешейке. Сложнейший кадр — целый полк красноармейцев должен по пояс в воде преодолевать Гнилое море — Сиваш. Выйти он должен на камеру, преодолевая болото и многочисленные взрывы, подготовленные пиротехниками. На этом фоне будет, то есть должна разворачиваться еще и актерская сцена. В общем, работы по подготовке кадра — море. Задействованы все ассистенты и все практиканты — весь курс Игоря Савченко. А одному из студентов-практикантов поручено организовать как раз вот этот выход полка из болота. Но для этого, как несложно догадаться, необходимо сначала завести полк в болото, предварительно согласовав все действия, указать ориентиры, направление движения. И вот растянутые в цепи красноармейцы двинулись в Сиваш. Остановились, как и договаривались, метрах в двухстах от берега, от легкой переносной вышки, очень точно именуемой в кино практикабль, где наблюдал за их действием практикант.
 
Режиссер-постановщик, мэтр Игорь Андреевич Савченко закончил в сторонке репетицию с актерами первого плана и подошел к практикаблю поинтересоваться, как идут дела. С удовлетворением увидел, что армия стоит вдали в воде повыше пояса и ожидает начала съемок.
 
— Ты о сигналах договорился? — спрашивает Савченко у студента-практиканта. — Какая команда на движение?
 
— А вот так, — сказал студент, — снимаю шапку, затем резкий взмах рукой сверху вниз. И показал!..
 
Полк двинулся!
 
А на берегу еще ничего готово не было — ни оператор, ни осветители, ни актеры первого плана не заняли свои места в кадре.
 
— Стоп! — закричал Савченко.
 
— Стоп, стоп!!! — закричал студент.
 
Но сигнал на нештатную остановку предусмотрен не был…
 
Когда мокрый и грязный полк вышел к берегу и узнал, что ничего не снимали и нужно возвращаться снова в болото, командир стал бегать по площадке и кричать:
 
— Где этот маленький, будто турок?! Я его сам в болото закину!
 
Невысокого роста чернявого паренька-практиканта искали, но не нашли. К его счастью.
 
Звали его Марлен Хуциев.
 
Сейчас Марлен Мартынович режиссер-постановщик, народный артист СССР, профессор, преподаватель ВГИКа. Он родился  4 сентября 1925 года в Тбилиси. В 1952‑м окончил вуз (мастерская И. А. Савченко), в котором теперь преподает сам. На Одесской киностудии работал с 1955‑го, где через год поставил вместе с Феликсом Миронером фильм «Весна на Заречной улице», а в 1958‑м — «Два Федора». С 1960 года живет и работает в Москве.
 
Ему предстояло сделать первый шаг в Одессе, — окончив институт, начать самостоятельную постановку. Конечно, дирекция студии подстраховалась и назначила двух постановщиков: Марлена Хуциева и Феликса Миронера, что было вполне естественно, они однокурсники, к тому же один из них —  автор сценария. Предстояло только найти для них и двух операторов — чтобы было надежнее. И такая пара была найдена. Одного из операторов звали Петр Тодоровский.
 
Только это уже совсем другая история. Даже две. И обе связаны с Харьковом…

 

Подписаться на новости

Поиск по архиву:

Подраздел:
Материал:
ПнВтСрЧтПтСбВс

Выбрать по тегу