Не «оторва», а умница, красавица и меценат

Тамара НЕВСКАЯ, 22 декабря 2012, 06:00
 

Вот уже которую неделю по одному из российских каналов демонстрируется новый сериал «Земский доктор».

Надо честно признать: положительно отзываются о нем телезрители самых разных возрастов, говорят: «Очень добрый, порядочный, — сразу к себе всех расположивший». Впрочем, неудивительно: главную роль в телепроизведении исполняет российская актриса Ольга Будина, известная и любимая публикой не только кино, театра, телевидения, но и антреприз.

Харьковским театралам и поклонникам популярных российских актеров театра и кино повезло в этом смысле уже тогда, когда они увидели Будину в одной из антреприз. Еще раньше они полюбили Ольгу за работы в фильмах «Не послать ли нам гонца?», «Цветы от победителей» и «Простые истины», «Колье для снежной бабы», «Дневник его жены» и «Романовы. Венценосная семья», также картины «Железнодорожный романс», «Идиот» и «Московская сага» и, конечно, «Личная жизнь доктора Селивановой» и «Граница. Таежный роман». Однако потенциальных зрителей, не сумевших насладиться общением с актрисой на харьковской сцене, всегда больше, — именно они смогут получить свою небольшую дозу охов и ахов по поводу встречи с Ольгой прямо сейчас.
Она родилась в Подмосковье и, несмотря на то, что родители ее никак не связаны с миром искусства, много и серьезно училась именно в выбранном ею самою направлении: занималась музыкой — сначала по классу аккордеона, потом фортепиано, затем освоила клавишные синтезаторы. Далее солировала в детских хорах и спектаклях, училась в историко-литературном классе гуманитарного лицея, где организовала собственный театр, вокально-инструментальный ансамбль и поставила мюзикл «Принцесса на горошине». Одновременно Ольга училась и в Пушкинской школе, здесь же окончила школу филологов и серьезно занялась этнографией, даже проводила экскурсии по пушкинскому селу Захарово неподалеку от Одинцово. Впрочем, родители считали, что все это несерьезно, а профессия должна быть именно серьезной, поэтому по окончании школы всей семьей решили — дочь будет поступать в Гнесинку.
— Оля, как же так получилось, что в результате вы не в музыкальном театре работаете, а снимаетесь в кино?
— Планы были действительно серьезные: я мечтала поступить в Гнесинку, жаждала ездить по деревням и собирать народные песни, обряды, традиции. В выпускных классах даже шила костюмы к своим спектаклям и была совершенно счастлива — обожала это дело. Планы изменились неожиданно: уже занимаясь с педагогами из Гнесинки, я, прогуливаясь по Арбату, буквально наткнулась на толпу абитуриентов. Интуиция подсказала мне записаться на прослушивание. Готовиться к турам не пришлось — стихотворно-песенный репертуар у меня был необъятный. В общем, опуская всякие подробности, скажу, что приемная комиссия во главе с Владимиром Этушем лишь мне одной из всего потока поставила три пятерки.
— Но, говорят, что вы на первом курсе могли всего этого лишиться?
— Это правда. От счастья, что я поступила в «Щуку», долго не могла прийти в себя, просто ходила по училищу и блаженно улыбалась. Эта беспечность чуть не стоила мне отчисления. После первой сессии, когда получила по всем предметам «условные» зачеты, поняла, что могу всего лишиться. Взялась за учебу. Занималась упорно, просиживая в училище дни, а иногда и ночи, оставаясь спать в гимнастическом зале. Такая самоотверженность принесла плоды: на втором курсе я получила высшую оценку по актерскому мастерству.
— И все-таки, как же так получается, что, окончив театральный вуз, вы все время мимо театра работаете?
— Ну, судя по тому, что, даст Бог, меня с антрепризами будут видеть не только в Харькове именно с театральными постановками, я все-таки не всегда работаю мимо театра. А дело в том, что я начала сниматься на четвертом курсе, и не могу сказать, что это было от раза к разу, как говорится. В общем, когда я окончила театральное училище, то, снимаясь в фильмах, пропустила все показы во все театры. В результате ни в один театр я так и не попала, но об этом не жалею, просто выбрала путь вне театра и сейчас понимаю, что была права. Хотя, если мне предложат интересную работу, как в «Дамочке…» по Аверченко, я не откажусь. Понимаете, для удачной театральной постановки необходимы, как известно, три условия: хороший текст, талантливые актеры и удачная режиссура. В кино, если чего-то из этих трех составляющих не достает, можно что-то пересмотреть и переделать на ходу. В спектакле не все так гибко. Ну, это мое мнение…
А антреприза «Дамочка, или Превратности любви» — тот самый случай, когда присутствуют все три элемента успеха: спектакль поставлен режиссером Игорем Войтулевичем по рассказам Аркадия Аверченко, исполняется восхитительным актерским ансамблем: кроме меня в нем заняты еще Андрей Чернышов и Виктор Супрун. Это легкая, остроумная, изящная постановка, которая приводит публику в восторг…
— Наверное, ваши поклонники в этом спектакле не без удивления с удовольствием отметили и ваш комедийный талант.
— Спасибо. …ну вот, а наполненная цитатами на тему любви, с огромной долей остроумия, она, эта постановка, заставляет зрителя смеяться и плакать одновременно. Но и эти слова не новы. Великий русский писатель-юморист Аркадий Аверченко, как известно, начавший писать именно в Харькове, сам так определил художественную задачу своего творчества — «Прямо спасение утопающих!», имея в виду опасность для современного общества захлебнуться в потоке мрачного пессимизма.
— Да, и в этом смысле современное общество, — теперешнее, современней, как говорится, некуда, — часто само же создает этот мрачный поток.
— Вы правы. Цель действительно актуальная и сегодня — лишь острый комизм, вызывающий веселый смех, доподлинно излечивает безысходную тоску.
— Нам же, зрителям, остается самое «вкусное», приятное и интересное.
— Это что же?
— Посмотреть спектакль или фильм и сравнить: чем отличается вчера от сегодня, острый комизм литературного классика от современного телеюмора, творческий подход известных актеров к работе на экране и сцене…
— Да, наверное, это так.
— Оля, утверждая, что красота требует жертв, люди, конечно, так не зря говорят, имеют в виду и самое искусство, и работающих в нем, в любом его жанре.
— Ох, чувствую, вопрос с подвохом.
— Да нет, все очень просто: многие актеры рассказывают о том, на какие жертвы им пришлось идти ради съемок в той или иной картине, даже ради проб в оную. Говорят, и у вас была такая ситуация. Расскажите о ней сами, пожалуйста.
— Да, вероятно, об этой ситуации где-то рассказывал сам Глеб Панфилов, режиссер картины, по сути моей дебютной, «Романовы. Венценосная семья». Там ситуация поначалу складывалась следующим образом: Глеб Анатольевич, подыскивая исполнительниц на роли дочерей Николая Второго, вызывал на пробы, кажется, всех девушек Москвы и Московской области. А пробы проходили примерно так: Панфилов показывал каждой из претенденток фото царских дочерей и спрашивал: «Как вы думаете, на кого вы похожи?» Моя однокурсница как-то узнала об этом и посоветовала показаться, имея в виду роль Анастасии. Сам показ был довольно интересным: по киносюжету сестры и их брат-царевич болели корью и, чтобы волосы не выпали окончательно, их всех перед отъездом в Тобольск, якобы обрили наголо. Я же в то время носила длинные волосы, но меня посадили перед камерой, которая в тот момент играла роль зеркала, и остригли, как говорится, под расческу. Ну, а когда вышла со съемочной площадки, взглянула на себя в настоящее зеркало, у меня, как со стороны могло показаться, случилась истерика — вот такой, наверное, была моя первая жертва искусству. Но это все слова — «жертва». Ну правда, что за жертва, если меня и утвердили, и я удачно дебютировала, и сам фильм имел большой зрительский успех и признание профессионалов, даже открывал Международный кинофестиваль в 2000 году. Я уж не говорю о той удаче, которую он мне подарил вместе с возможностью знакомства и сотрудничества с таким корифеем режиссуры, как Глеб Анатольевич Панфилов.
— Причем, все это случилось, когда вы были еще на четвертом курсе! И все-таки, извините, широкую известность как актрисе вам принесла работа в телесериале «Граница. Таежный роман». Расскажите, пожалуйста, о съемках этой картины, — она зрителей, помнится, очень захватила во время показа.
— Фильм вышел на рубеже веков, что называется. Я в нем, если помните, сыграла Марину — врача, офицерскую жену, влюбившуюся в сослуживца мужа. Действие происходит в маленьком гарнизонном городке, где условия общежития и взаимоотношений оговорены давно и очень четко: вокруг мужчины, занимающиеся серьезным делом, и никакие шуры‑муры. Но в таежной глуши постепенно закипают страсти, почище шекспировских. По сценарию, кстати, «таежная глушь» располагалась на границе с Китаем, которую мы благополучно сняли на Брянщине, в городке Шайковка. И, если вы говорите, что сериал захватил зрителей, то сейчас смело могу сказать, что первыми, кто нас признал и полюбил, были местные жители. Одна из жительниц городка, Татьяна Петровна, даже шила нам платья в стиле того времени. Мы ведь даже не успели справить себе достойный исторический гардероб. Сначала она, помню, сотворила то самое кремовое платье, где я, в смысле моя героиня, во второй серии танцевала. Но когда Татьяна Петровна его уже сшила, предложила еще кое-что: Оля, у меня, мол, есть одно платье, которое я надевала на собственную свадьбу. Оно пришлось и впору, и как нельзя кстати по драматургии.
— Оля, как там Алексей Гуськов и Марат Башаров «воевали» и «палили» друг в друга, спрашивать, пожалуй, бессмысленно: каскадеры и пиротехники так уже в этом деле наловчились, что в кадре правду от неправды не отличить. А с волками, — наверное, все-таки с собаками — да еще в болоте, Алексей как сражался? Вы случайно на этих съемках не присутствовали?
— Да, мы почти не расставались, потому что не разъезжались со съемок: далековато все же, да и глубинка, просто так, самостоятельно, туда добраться было сложновато, поэтому кое-что из, так сказать, не своих съемок и я видела. Действительно, это были не собаки, а гибрид волка с собакой. Не дрессировщик, а, наверное, зверолов или охотник на съемках был, но он, скорее, охранял артиста, потому что эти волки-собаки были не дрессированными, просто в какой-то степени, как говорят специалисты, одомашнены. Так что Алексею было, действительно, и трудно, и опасно. Впрочем, в болоте барахтался он тоже настоящем и по-настоящему: если бы не было множества помощников, — и военных кадровых тоже! — все могло бы сложиться совершенно непредсказуемо. Леша, действительно, рисковал, эти съемки у него были сложные.
— Оля, еще вопрос не о картинах «Романовы. Венценосная семья» и «Жена Сталина», работой в которых вы, безусловно, и по праву гордитесь, а о главной роли в сериале «Личная жизнь доктора Селивановой».
— Господи, о нем еще помнят?
— Конечно. Тем более, что по украинским телеканалам его периодически и сейчас показывают. Ну, нравятся людям простые истории. И, по‑моему, так везде. А если еще они начинаются словами «личная жизнь»…
— Наверное, соглашусь с вами, тем более, что имеются в виду, по-видимому, женщины. Ну что же, женщины, действительно, всегда и везде активнее мужчин.
— Прибавьте к этому персонажи ваших героинь — врачи. Кстати, белый медицинский халат для многих уже стал частью вашей актерской визитки: в трех телекартинах вы играете медиков, а теперь еще и на одном из российских каналов ведете вместе с врачом-профессионалом программу о медицине.
— Да. Правда, с Еленой Леонардовной Селивановой мы совершенно непохожи. Более того, мы с ней абсолютно разные: у меня есть семья, все очень хорошо, а она в личной жизни глубоко несчастна. Но на протяжении всего сериала она пытается найти именно свою любовь и, к счастью, ей это удается. Возможно, потому, что она очень добрый, душевный человек, настоящий профессионал и пример для подражания. Обращающихся к ней пациенток она не только лечит, но и решает их жизненные проблемы. Я бы сказала, что эта врач — эталон акушера-гинеколога, и, думаю, что абсолютно все женщины хотели бы встретить такого в лечебных учреждениях. Однако в реальности подобные встречаются очень редко.
— Оля, простите, ради Бога, но один факт просто заставляет задать этот вопрос: вы еще совсем молодая актриса, однако столько постигли и достигли! Любому, на совесть занимающемуся своим делом, ясно: такого можно достичь только многолетним трудом, старанием и ответственностью (волю случая, удачу и опытного педагога, важных для любого актера, сейчас в виду иметь не будем), почему же в сети о вас написано, что в юности вы были, еще раз извините, цитирую: «оторвой»?!
— Господи, да откуда же у вас, у всех, эта цитата?!
— Причем, приподнесено это в Интернете в качестве вашей цитаты.
— Я такого сама о себе никому и никогда не говорила. Конечно, разве человек, будучи таким, может за сравнительно непродолжительное время везде и столько успеть, как я, и во временном, и в профессиональном смысле?! Кроме того, я ведь еще руковожу собственным благотворительным фондом помощи больным детям. Просто предпочитаю не здорово кричать об этом. Но всем помощникам, конечно, очень благодарна.

Подписаться на новости

Поиск по архиву:

Подраздел:
Материал:
ПнВтСрЧтПтСбВс

Выбрать по тегу