И снова о кино: харьковчане в Одессе

Тамара Невская, 1 октября 2012, 09:02
 

Кинематографическую Одессу и кинематографический Харьков связывают так много имен, что рассказывать об этом хочется столько, насколько хватит пороху, как говорят в Одессе.

Впрочем, не только в Одессе. В Харькове тоже. Поэтому не будем тянуть резину, — тоже общеизвестное выражение — и продолжим разговор о тех и о том, что связывает наши города. Тем более что поговорить по-прежнему есть с кем — с директором Музея кино Одесской киностудии, кинорежиссером Вадимом Костроменко.

— Вспоминая следующего героя истории кинематографии Харькова и Одессы, нельзя не сказать, что социально-революционные драмы даже тогда не становятся главными в репертуаре студии. Как ни странно, находясь в суровых условиях послереволюционного и послевоенного быта, студия активно снимает… комедии. И первую скрипку ведет здесь начинающий кинематографист, но уже зрелый и опытный театральный режиссер-авангардист Лесь Курбас. А поскольку он такой же ваш, как и наш, позволю себе напомнить: Лесь Степанович Курбас (Александр Зенон) — украинский режиссер, актер, теоретик театра. Родился 25 февраля 1887 года в Самборе Львовской области в семье актеров. Учился на философском факультете Венского и Львовского университетов. Преподавал в Киевском и Харьковском музыкально-драматических институтах. Основал Киевский драматический театр «Кийдрамте», затем — известный своими новаторскими экспериментами Харьковский театр «Березиль». Считается также основателем Украинского драмтеатра имени Т. Шевченко в Харькове. На Одесской кинофабрике ВУФКУ пробовал свои силы в кинорежиссуре, поставил четыре фильма. В 1937 году был репрессирован и 5 августа расстрелян…
 
Кто может знать свою судьбу? В 20‑х годах Курбас на подъеме, ему все интересно, все хочется попробовать самому, в том числе и новый вид искусства — кино. Но, знаете, наверное, этому в определенной степени содействовал также неординарный харьковский поэт-футурист Михайль Семенко, который в 1924–1925 годах работал заведующим художественной частью нашей студии, скажем по-современному — главным редактором. Так вот, придя на студию, Курбас экранизирует «Шведскую спичку» Чехова, затем снимает комедию «Вендетта» — о непримиримой войне двух соседей: священника Сильвестра Ижехерувимского и дьякона Гордея Святоптицына из-за черешни, которая выросла как раз на меже их участков.
 
— Почти как у Корнейчука в непревзойденном фильме-спектакле франковцев «В степях Украины».
 
— Да, похоже. Затем — снова комедия: «Макдональд». По жанру ее скорее можно отнести к политсатире. Знаменательна же эта работа тем, что для исполнения главной роли Курбас пригласил своего актера «березильца» Амвросия Бучму, который на многие годы оставался потом актером Одесской киностудии, снялся более чем в тридцати фильмах, и сам поставил как режиссер знаковый для украинской кинематографии фильм «За стеной».
 
В это же время студия создает свой штат актеров. В нем — Дарья (Дина) Зеркалова, Ольга Быстрицкая, Бэлла Белецкая, Николай Салтыков, Иван Капралов, Олег Фрелих, Николай Панов, Амвросий Бучма. Великолепное созвездие! И репертуар студии широк и многообразен. ВУФКУ начало выпускать киножурнал «Маховик» — сборник короткометражек. Студия постоянно поставляет в него игровые комедийные, сатирические ленты. Снимаются и просветительские фильмы, где игровыми сюжетами проводится та или иная полезная мысль. Ученье — свет, к примеру, а неученье — тьма. Режиссер Н. Салтыков ставит фильм «От тьмы к свету» по сценарию Г. Рубинштейна (М. Капчинского), затем — «Рябая телочка», о том, как крестьянин пытался вылечить заболевшую телку знахарскими методами, а надо было обратиться к ветеринару. Тема международной политики также затрагивалась: выпустили плакатно-документальный фильм «Руки прочь от Китая!». И почти все это выходит под художественным руководством Леся Курбаса, он выступает худруком у своего ассистента Сашка Перегуды, помогает ему в работе над сатирической комедией «Сон Толстопузенка». Кстати, тогда же для «Маховика» впервые пробует свои силы в сценарном деле Исаак Бабель. По его сценарию «Соль» снимает короткометражку Чардынин.
 
— Вадим Васильевич, известно, что Курбас имеет прямое отношение и к знаковой киноленте Одесской киностудии, так сказать, одной из ее визитных карточек — «Арсенальцы».
 
— Конечно, под его руководством осуществляются и крупные проекты. Курбас снимает фильм «Арсенальцы» об известном восстании рабочих завода «Арсенал» в Киеве. Современники отмечали необычный монтаж, захватывающие трюковые съемки. Но, пожалуй, по количеству трюков переплюнул «Арсенальцев» другой фильм, впервые — двухсерийный, в постановке П. Чардынина — «Укразия», лента о борьбе с иностранной военной интервенцией на юге Украины. Необычность этого фильма оказалась еще и в том, что главным героем был белый офицер Эгер. И только в конце второй серии выяснялось, что он работает на большевиков. Так прощупывались ходы для последующих советских кино — и телешедевров — «Адъютант его превосходительства» и «Семнадцать мгновений весны»…
 
Итак, начав с нуля, Одесская киностудия, или кинофабрика, как она тогда называлась, за неполных четыре года сняла двадцать пять фильмов. Конечно, они были разными по творческому уровню, но ведь там, где снимается много фильмов, скорее родятся шедевры! И свою лепту в количество удач студии внес хорошо знакомый харьковской театральной публике Лесь Курбас.
 
— Интересно, а пресса того времени реагировала на кинодостижения Одесской киностудии?
 
— Конечно. Вскоре успешную работу студии оценило и московское руководство, что подтверждено документально. Так Всесоюзный журнал «Советский экран» № 26 от 29 июня 1926 года в статье «Одесская кинофабрика ВУФКУ» утверждает: «Самая большая в СССР Одесская кинофабрика широко разворачивает свою работу. Число съемочных групп в настоящее время доведено до девяти. Благодаря большим ремонтным и строительным работам, усовершенствованию методов работы и механизации всех подсобных предприятий и цехов фабрики (двух кинолабораторий, фотолабораторий, столярной, бутафорской, малярной, обойно-драпировочной, костюмерной, реквизиторской, типографии, слесарно‑механической и т. п.) фабрика может безостановочно своими средствами обслуживать работу всех съемочных групп как в павильоне, так и в натуре.
 
Полученная из-за границы съемочная, копировальная и осветительная аппаратура новейшей конструкции ставит фабрику по техническому оборудованию на первое место в СССР.
 
На фабрике имеется 280 осветительных единиц (два года назад их было 18) с амперажом в 10 000 ампер…».
 
— А почему именно в Одессу направлялись такие средства?
 
— Видимо, потому, что понимали: киностудия — это не только территория, огороженная забором с рядом необходимых строений. Киностудия — это прежде всего коллектив, состоящий из квалифицированных монтажеров, кинотехников, осветителей, гримеров, костюмеров, бутафоров, реквизиторов, но главным образом из коллектива творческих работников — режиссеров, операторов, художников и их помощников-ассистентов, а также актеров, умевших работать перед камерой. Все это в Одессе к середине 1926 года имелось в наличии. И если ощущался в чем острый дефицит, так это, по воспоминаниям тогдашнего директора студии Павла Нечеса, в нехватке сценаристов.
 
Кстати, именно тогда за неимением оригинальных сценариев и с целью утвердить, что Одесская кинофабрика ВУФКУ — украинская, широко разрабатывается национальный репертуар на базе украинской классической литературы. «Микола Джеря» и «Василина» по И. Нечуй-Левицкому, «В погоне за счастьем» — экранизация повести М. Коцюбинского «Дорогою ценой», «Сорочинская ярмарка» и «Черевички» по Н. Гоголю… И, конечно же, — большой, двухсерийный биографический фильм «Тарас Шевченко». А успех фильму, безусловно, принес исполнитель заглавной роли, великолепный драматический актер Амвросий Максимилианович Бучма. Да, параллельно снимался и фильм «Маленький Тарас» — о детстве великого поэта, где его роль исполнял школьник Вася Людвинский. Чуть позже из этих двух лент был смонтирован один сорокаминутный фильм, переведен на 16‑миллиметровую пленку и много лет до войны демонстрировался в школах, когда по программе проходили творчество Тараса Шевченко. А Амвросий Бучма надолго стал «лицом» кинофабрики.
 
И опять же, несмотря на то, что в Харькове знают, кто такой Бучма, позволю себе напомнить, как своим студентам. Позже вы поймете, почему. Амвросий Максимилианович Бучма родился 14 марта 1891 года во Львове в семье железнодорожника-стрелочника. С 1922 года — актер театра «Березиль», с 1936‑го — Киевского украинского драматического театра имени И. Франко. В кино на Одесской киностудии начал работать с 1924 года. Более тридцати главных ролей. Награжден орденом Ленина, тремя орденами Трудового Красного Знамени. Профессор, преподавал в Киевском государственном институте театрального искусства имени И. Карпенко-Карого. Народный артист СССР, дважды лауреат Сталинской премии. Умер 6 января 1957 года в Киеве.
 
Нужно сказать, что в исторической связи Харьков-Одесса-кино новые реалии послереволюционной жизни пробудили в творцах желание работать в искусстве по-новому, не так, как вчера. Особенно ярко это сказалось на театре, и «Березиль» Леся Курбаса стал ярчайшим тому подтверждением. Актер милостью Божией Амвросий Бучма, один из первых «березольцев», попал на кинофабрику по дорожке, протоптанной руководителем театра, да так и прирос душой и телом к кинематографу. Не имея за плечами никакого театрального образования, а лишь жизнь, полную драматических перипетий, Бучма не всегда разделял взгляды своего главного режиссера, который занимался изысками в области формы, а вслед за нею и содержания, в театральных постановках. Амвросию был ближе бесхитростный реализм, полный накала страстей. Именно в кино, где есть крупный план, где через глаза рвется к зрителю душа героя, и искал Бучма свое главное призвание. Его темперамент, выразительный, ярко национальный типаж позволили ему очень органично сыграть и рабочего-арсенальца («Арсенальцы»), и казачьего полковника («Укразия»), и Сашку‑музыканта («Накануне»), и Йоселе и Лейзера («Пять невест»), и Тараса Шевченко в одноименном фильме.
 
— Вадим Васильевич, знаю, с тех пор Амвросий Максимилианович получил постоянную прописку на студии, но сделать это было нелегко.
 
— Да, на территории Одесской киностудии художественных фильмов стоит памятник Амвросию Максимилиановичу. А дело было так. В год столетия со дня рождения великого актера Одесское отделение Союза кинематографистов Украины выступило с инициативой создать такой памятник, а директор киностудии Г. П. Збандут горячо поддержал эту идею и даже пообещал оплатить все расходы за счет киностудии. Работа была поручена скульпторам И. Елашвили и А. Соловьеву, которые перед этим отлично справились с другим заказом — созданием на студии памятника фронтовому оператору. Мастера получили из музея фотографии — кадры из фильмов, и работа закипела. По существовавшему тогда в советской Украине порядку установка любого памятника могла быть произведена только с «высочайшего соизволения», то есть решения Министерства культуры, утвержденного идеологическим отделом ЦК партии. Наша реляция, в которой объяснялось, кто такой Бучма и за что мы хотим поставить ему памятник, долго бродила по кабинетам, по всей иерархической лестнице обсуждений, согласований, мнений и соображений. А бюст тем временем был уже готов. И как раз к этому времени пришел, наконец, ответ из Киева: «не вважаєм за доцiльне», а это нужно было понимать как полный отказ. Такой ответ-запрет лишал директора студии оплатить скульпторам их труд, но эту проблему решили просто: пустили шапку по кругу. Тогда штат студии состоял из тысячи двухсот человек, и многие ветераны еще помнили всеми любимого актера, которого нежно называли «наш Бронек». Деньги были собраны, с авторами бюста рассчитались. А директор студии сказал: «Пусть меня из партии исключат, с работы снимут, но памятник будет стоять!»
 
Правда, торжественного, как мечталось, открытия монумента не было, но памятник таки установили. Директор ждал «заслуженной кары» около полугода, однако тут Советский Союз приказал долго жить, и вместе с ним ушли в историю и все глупые запреты, а Бучма навсегда остался с нами. Остался не только как актер, но и как режиссер, поставивший сильный психологический фильм «За стеной», где был и соавтором сценария, и постановщиком, и исполнителем главной роли. А еще — как человек, несмотря на свою огромную популярность и заслуженную славу, чрезвычайно скромный, общительный, щедрый. Ярчайшее подтверждение этих слов: когда в 1936 году его пригласили в Киев работать в Театре имени А. Франко и преподавать в театральном институте, он взвалил на себя эту невероятную нагрузку, продолжая сниматься в кино. Да, труды его были достойно вознаграждены: за спектакль в театре он получил Сталинскую премию, которая всегда сопровождалась хорошими деньгами. Но как раз в это время его ученики выходят на финишную прямую — дипломный спектакль и выпуск в большую жизнь. Амвросий Максимилианович на все свои премиальные заказывает девочкам к выпускному балу платья из белого шелка, а мальчикам — черные костюмы из тонкой шерсти. Все это было сшито. Выпускной вечер назначен на 22 июня 1941 года. Но ранним утром на Киев упали первые фашистские бомбы. Мальчики ушли на фронт, девочки — медсестрами в госпиталя…
 
— Вадим Васильевич, а ведь это еще не все музейные тайны о кинематографических Харькове и Одессе.
 
— Конечно. Но эта уже совсем другая история пусть будет следующей.
 

 

Подписаться на новости

Поиск по архиву:

Подраздел:
Материал:
ПнВтСрЧтПтСбВс

Выбрать по тегу