Живая жемчужина нашего города

Тамара НЕВСКАЯ, 4 июля 2012, 10:58
 

Место работы Алексея Григорьева в Харькове и видно, и слышно издалека

Очаровательные, словно сказочные, постройки в самом центре города, такие же озерца, но главное — писк, рык, щебет, лай, мяуканье, хрюканье, шипение и даже «молчаливые» крики,  одним словом — зоопарк с более чем 115-летней историей. И, кто знает, что нам могли бы сами о себе рассказать его обитатели, но… Сие общение подвластно, увы, не всем. Однако тем,  кто по-профессорски знает и по-детски любит животных, тайн в мире братьев наших меньших нет. В общем, со слов директора зоопарка о его подопечных, их проблемах и достижениях .

— Современные зоопарки ставят перед собой задачу показать людям те условия, в которых должны жить животные и самих животных, — рассказывает Алексей Яковлевич. — А основой такой работы является сохранение редких и исчезающих видов животных, а также образовательная и воспитательная программа среди населения. В этой связи в зоопарках должны быть созданы для каждого животного те условия, которые соответствуют биологическим потребностям данного вида. И если раньше зоопарки гнались за тем, чтобы расширять свою коллекцию и делать ее более богатой, то сегодня исходят из средств, которые могут быть направлены на создание условий для животных. И, образно говоря, если зоопарк имеет возможность содержать только двух морских свинок, то третью он уже заводить не имеет права. Поэтому, конечно, Харьковский зоопарк рассмотрел свои возможности, свою коллекцию, и хорошо все, как теперь говорят, просчитал. Сегодня зоопарк обладает одной из самых богатых коллекций животных в Европе. В нем 400 видов 7000 экземпляров животных (для примера скажу: в Киевском зоопарке — 3500 экземпляров и около 240 видов животных). Для каждого животного у нас создаются те условия, которые соответствуют его биологическим особенностям. И когда нам хочется завести новое животное, мы обязательно строим для него новое помещение — вольеры, здания и т. д. Более того, в планах зоопарка глобальное расширение коллекции даже не обсуждается, — обсуждается расширение коллекции и улучшение жизни по отдельным видам. К примеру, Харьковский зоопарк планирует построить Дом жирафов для того, чтобы эти животные могли жить в зоопарке так, как они традиционно в нашем зоопарке жили и успешно размножались. Но условия жизни, которые были раньше в помещении антилопника, не соответствуют биологическим потребностям жирафов, поэтому жирафы не могли прожить дольше 15 лет, тогда как должны жить не меньше 25. Погибали они от растяжения связок, от болезней суставов от других каких-то проблем. На сегодняшний же день разработан хороший проект, который уже одобрен, и городское руководство начало его финансирование. В общем, мы надеемся, что в следующем финансовом году с помощью города строительства этого комплекса, где будут жить не только жирафы, но и другие африканские животные, завершится.
— Алексей Яковлевич, завсегдатаи Харьковского зоопарка знают, что у коллектива особое отношение к белым медведям.
— У нас все любят всех. Но доля правды в ваших словах есть. В Харьковском зоопарке очень хорошие условия — помещения, бассейн, вольеры — для белых медведей. Но, к сожалению, остался только один белый медведь, цирковой, он кастрирован и не может иметь потомства. И вот, проникшись нашими сожалениями, Александр Фельдман вместе с Геннадием Кернесом обещали нам достать белых медвежат, поскольку Харьковский зоопарк всегда гордился историей разведения белых медведей. В свое время он снабжал белыми медвежатами практически всю Европу и Советский Союз. Только после трагической случайности, когда мальчик залез на клетку с медведем, упал в нее, и зверь практически начал его разрывать, этого медведя пришлось застрелить для спасения жизни ребенка, а вот работа по разведению белых медведей, которая проводилась многие десятилетия, прервалась.
 
— Понятно, что сложностей у животных в Харьковском зоопарке нет, а у его коллектива есть?
— К сожалению, да. Харьковский зоопарк имеет очень много трудностей, потому что, в отличие от многих других зоопарков здесь не была проведена та коренная реконструкция, которая в 70‑е годы прокатилась волной благодаря стараниям Василия Пескова и других журналистов, поднявших эту тему, по всему Советскому Союзу. Тогда практически все зоопарки бывшего СССР были реконструированы. А у нас в то же время строительство метро и разговоры о переносе зоопарка за пределы города отодвинули сии планы, и они не были реализованы. Поэтому нам сегодня приходится делать то, что в Киевском зоопарке сделали еще в 70‑е годы, то есть коренным образом перестраивать, сносить старые, пришедшие в негодность здания и строить новые. Конечно, это очень тяжело — и зоопарку, и городскому бюджету, но другого выхода нет, если мы хотим оставить эту жемчужину, это зеленое сердце в нашем городе. Ни для кого ведь в государстве не секрет, что Харьковский зоопарк — предмет гордости не только Харькова, но и всей Украины. Когда украинские чиновники говорят о природоохранных мероприятиях, вообще о животных, то в первую очередь возводится на щит Харьковский зоопарк как лучшее, что есть в нашей стране для презентации иностранцам, и, конечно же, мы не должны терять марку. И в этой ситуации, безусловно, обидно когда в Харьковском зоопарке на реконструкцию, на развитие выделяется в год 300‑400 тыс. грн., а последние два года — не выделяется вовсе, в то время как Киевский зоопарк на реконструкцию каждый год из государственного бюджета тратит более 30 млн. грн.
— А тем не менее, как говорят в народе, ладу животным дать не может. Почему?
— Понимаете, в Киевском зоопарке на сегодняшний день очень сложная ситуация, потому что у них постоянно меняется руководство, коллектив фактически разложен и, конечно, в таких условиях трудно работать всем. И пройдет еще не один год, а, может быть, и десяток лет пока зоопарк выйдет из этого своего кризиса и станет стабильно работающим природоохранным учреждением культуры.
— А Ялтинский зоопарк, в частности нововведение в виде сафари-парка, хорошее природоохранное учреждение культуры?
— Хм,.. ответ на этот вопрос следует начать издалека. Вот, к примеру, многие сложности Харьковского зоопарка связаны с тем, что мы содержим нашу коллекцию и зимой, и летом. А зимой ведь при невысоком посещении зоопарка расходы, безусловно, вырастают в десятки и сотни раз, потому что все живое нужно согреть, значит, как следует протопить; расчистить от снега; животных же накормить круглый год как положено. И здесь у некоторых возникает иллюзия, что зоопарки могут быть самоокупаемыми. Иллюзии эти обычно люди привозят из своих поездок по европейским, азиатским курортам. И действительно, именно курортные зоопарки самоокупаемы. В то же время все зоопарки, которые находятся в обычных европейских, некурортных, городах могут заработать только на 40 % от общих расходов, а 60 % всегда покрывают бюджеты различных уровней и частично спонсоры. С чем это связано? Прежде всего с тем, что в курортных зоопарках животные подобраны специально для своей климатической зоны таким образом, чтобы не было необходимости затрат на тепло и т. д. Тем более, что набор этих животных обычно небольшой, это знаковые животные, которые нравятся посетителям, где постоянно устраиваются шоу, напоминающие цирковые. Такие зоопарки в основном зарабатывают не только на посещении, но и на обычном курортном бизнесе — ресторанном, гостиничном и т. д. Из этого и складывается доходная часть таких зоопарков. Примером является Ялтинский зоопарк, который, в принципе, полноценным зоопарком в сообществе зоопарков не считают: он не входит ни в Украинскую ассоциацию зоопарков, ни в Евроазиатскую, ни в Европейскую. Это просто парк при гостиничном комплексе в Ялте, где есть животные. Но это же курорт, и несмотря на огромную входную плату, которая в три раза больше, чем входная плата в Харьковский зоопарк, многие считают своим долгом, побывав в Ялте, заглянуть туда. И когда неспециалисты смотрят на то, как происходит кормление животных, многим это нравится: они могут купить на входе окорочок или рыбку и дать тому животному, которому посчитают нужным. Но когда на эту ситуацию смотрит специалист, он хватается за голову и приходит в ужас, потому что эти окорочка, рыбу, другие продукты часто дают тем животным, которым давать их нельзя! Понятно, что в Ялте основной является бизнес-линия, зоопарк получает деньги, но животные там умирают, коллекция меняется фактически несколько раз в каждые пять-шесть лет. А денежных средств достаточно для того, чтобы умерших животных заменить на новых. Шоу, как говорится, продолжается… Это же самое касается и нового сафари-парка. Прежде всего, его доход от огромного гостиничного комплекса, где будут размещаться люди, а животные — вокруг. Знаю, при формировании парка погибли десятки животных: жирафы, львы…
— Орлы и куропатки…
— Да-да, все, как у Чехова — много других животных, которые там не смогли прожить более продолжительное время. Тем не менее, этот проект скорее всего будет окупаемым, потому что в Украине больше нигде нет сафари, где бы человек мог проехать на автомобиле и из окошка посмотреть животных, а то и покормить. Но шоу есть шоу. А Харьковский зоопарк создавался как зоопарк университетский и основной упор в нем всегда делался на гуманитарную составляющую. Что такое гуманитарная составляющая для зоопарков? Это прежде всего воспитание и образование людей, причем, не обязательно деток, нам необходимо очень часто образовывать и воспитывать взрослых, у нас очень многие взрослые не знают ни биологии животных, ни их значения для жизни человека, не понимают значения животных для развития общества, развития глобальных мировых процессов, которые происходят на нашей Земле. И чтобы восполнить эти пробелы, проводится огромная работа. Тем более, что Харьковский зоопарк еще и научное учреждение, где ведутся серьезные научные исследования. Ежегодно публикуются сборники различных научных трудов, к научной работе привлекается молодежь —  юные натуралисты. Это обычные школьники из разных школ города, которые занимают первые места на конкурсах в Англии, Франции, а их научные работы, которые также публикуются, многие преподаватели оценивают на уровне дипломных работ профильных специалистов, оканчивающих университет. Уровень такой научной и в то же время просветительской работы трудно переоценить, но благодаря именно ей, город Харьков и славится своими биологами, зоологами, знаменитые имена которых вписаны в историю человечества. 
— Алексей Яковлевич, расскажите, пожалуйста, про вашего хорька, который во время Евро-2012 стал настоящей звездой Интернета.
— О каком именно? У нас все, как положено в шоу — две звезды.
— ?!!
— Да. И у каждого свое предназначение. Просто они как в детском мультике: двое из ларца одинаковых с лица. Один — Хорхе, так испанским именем назвали его испанские болельщики, выбрав из харьковских хорьков. Фаны сами построили для него дворец и назвали его спортивной базой «Металлист». Символ этот понравился всем футболистам, а живет он и здравствует по-прежнему у нас. Другой хорек — Фрэдд, из группы социализированных, то есть ручных животных (должен сказать, что в этой группе у нас не только хорьки, но и лисичка, сова, белки, зайцы, другие животные) он путешествовал по школам, интернатам, общался с детворой, побывал, наверное, во всех школах для малообеспеченных деток Харьковской области. И вот благодаря тому, что он очень любопытен — любит смотреть телевизор, общаться с детворой, был выбран в качестве предсказателя. Нам самим он показался таким «образованным», что мы подумали: возможно, наблюдая за футбольными матчами по телевизору, Фрэдд сможет спрогнозировать и результаты этих матчей. Так организаторы харьковской фан-зоны выбрали это животное в качестве предсказателя, ну а он где-то с успехом, а где-то без предсказывал результаты матчей. Сегодня этот хорек так же прекрасно живет у нас, как и жил, а вся эта фан-зона осталась для него, вероятно, одним ярким воспоминанием, которое проявляется только во сне, когда он дергает лапкой или ушком…
 
 
Подписаться на новости

Поиск по архиву:

Подраздел:
Материал:
ПнВтСрЧтПтСбВс

Выбрать по тегу