Теннис. Вспоминая легенду - Яна Новотна. ВИДЕО

27 ноября 2017, 15:58
 

Чешская теннисистка Яна Новотна, 49-летней ушедшая в лучший мир – одна из топ-игроков 90-х.

Первые успехи Яны Новотной в профессиональном теннисе связаны с парным разрядом. Она заявила о себе в конце 80-х. В 89-м с соотечественницей Хеленой Суковой победила на «Уимблдоне», и после этого до конца карьеры Новотны не было ни одного сезона, в котором она не выиграла хотя бы три парных титула. Всего их у нее набралось 76, включая 12 «Шлемов» и два итоговых (и еще четыре «Шлема» в миксте). Партнершами Новотны в разное время были легенды Мартина Навратилова, Аранта Санчес-Викарио, Линдсей Дэвенпорт, Мари Пьерс и Мартина Хингис. Со швейцаркой Новотна в 1998-м выиграла три своих последних «Шлема», после чего 18-летняя Хингис назвала ее «старой и медленной», и их сотрудничество завершилось.
 
При этом Новотну нельзя назвать парным специалистом – да и в те времена между разрядами еще не было такой имиджевой пропасти, как сейчас. В одиночке она тоже начала побеждать почти сразу – первый титул взяла в 1988-м, в первом финале «Шлема» сыграла в 1991-м (в Австралии проиграла Монике Селеш). Позднее она сыграла еще в трех шлемовых финалах, один из которых выиграла, а также брала итоговый турнир и олимпийскую бронзу и Кубки Хопмана и Федерации в составе сборной Чехии.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Закончив играть, она работала с молодыми игроками и комментировала теннис на телевидении, была известна своей скромностью, спокойствием и роскошным пониманием игры. Через шесть лет после окончания карьеры – в 2005-м – Новотна, называвшая себя зависимой от тенниса, была введена в Международный зал славы, и очевидно, что свое место там она заслужила. 
 
Но так получилось, что в коллективную болельщицкую память чемпионка ста турниров и одна из главных теннисисток своего поколения прочнее всего врезалась одним матчем. Точнее, душераздирающей концовкой одного матча.
 
В финале «Уимблдона»-1993 24-летняя Новотна играла за свой первый «Шлем» с ровесницей Штеффи Граф, которая играла за 13-й и третий подряд – во Всеанглийском клубе. Из 20 их предыдущих встреч Новотна проиграла 17, в том числе четыре – на решающих стадиях «Шлемов», но в тот день в третьем сете повела 4:1 и подавала. При 40:30 наступил момент, который чуть не определил всю карьеру Новотны: она подала грубейшую двойную ошибку, на которую Центральный корт с изумлением выдохнул. Больше в тот день не выиграла ни гейма.
 
 
 
 
 
Все закончилось так быстро, как только могло на траве в 90-е, и вот уже патронесса Клуба герцогиня Кентская вручала Новотне приз финалистки. На поздравительных словах герцогини теннисистка, и без того с трудом сдерживавшаяся, горько заплакала. Герцогиня в ответ ласково ее обняла, сказав: «Однажды ты это сделаешь – я точно знаю», – и кадр, на котором королевская особа утешает девушку, выпустившую из рук мечту, быстро стал символом спорта: одновременно такого жестокого и такого человечного.
 
Это поражение прочно прицепило к Новотне ярлык неудачницы – игрока, который ломается, как только ставки становятся действительно высоки. Кто-то из журналистов даже дал ей насмешливое прозвище No-No Novotna, но она всегда стояла на своем: что проиграла не из-за того, что ее зажало, а наоборот, потому что слишком рвалась к победе. Вы что, не видите – как бы говорила она, – да, я не рассчитала силы. Но я не испугалась:
 
«Я шла на мяч – как и всегда. Это моя игра. Я пересматривала матч и могу сказать, что во второй раз сыграла бы точно так же. Я хотела победить сама, а не ждать, пока Штеффи проиграет. К сожалению, в тот момент она смогла заиграть лучше, а я – нет. Разве это делает меня слабачкой? Сколько слабачек доходит до финала «Уимблдона»?».
 
Четыре года спустя 28-летняя Новотна снова прорвалась в уимблдонский финал, но там проиграла 16-летней сенсации Мартине Хингис – безоговорочной королеве того сезона, молодой и дерзкой. Время чешки, казалось, ушло, и свой шанс на большую победу она уже упустила. И даже когда в конце года Новотна выиграла итоговый турнир и закончила сезон второй ракеткой мира, она говорила:
 
«Я не считаю себя бесхарактерной, но такая у меня репутация: что в самый важный момент матча я развалюсь. И избавиться от этого практически невозможно. Я могу выиграть три турнира подряд, а люди все равно будут говорить: ну да, она может хорошо играть, но помните тот финал «Уимблдона», который она отдала?».
 
К счастью, полгода спустя Новотне все же удалось отделаться от этой славы недочемпионки. В свой третий финал «Уимблдона» она вышла, взяв реванш у Хингис, и в последнем матче наконец победила Натали Тозья, став самой возрастной на тот момент теннисисткой, впервые выигравшей «Шлем» (с тех пор ее обошли 29-летняя Франческа Скьявоне и 33-летняя Флавия Пеннетта).
 
 
 
 
Так сбылось предсказание герцогини Кентской, причем не одно, а два: годом ранее после поражения от Хингис она шепнула Новотне, что бог любит троицу, и в третьем финале она победит. Через пять лет после той роковой двойной ошибки они снова встретились на главном корте на свете, и герцогиня сказала просто: «Я так тобой горжусь».
 
 
 
Дмитрий Колоней/ «Харьковские известия»
Подписаться на новости

Поиск по архиву:

Подраздел:
Материал:
ПнВтСрЧтПтСбВс

Выбрать по тегу