Собственный путь развития: Харьков — витрина евродостижений Украины

2 марта 2018, 07:14
 

Харьков сегодня — это единственный город Украины, который имеет четыре награды Cовета Европы, в том числе приз Европы и 12 звезд по европейской квалификации.

Хотя те, кто бывал в этом городе лет 10—15 назад, в один голос говорили о провинциальности и отставании первой столицы Украины и от Киева, и от Днепра, и от Одессы. И вдруг такой резкий скачок в развитии за последние 5—10 лет.
 
Как бы каждый из нас ни относился к харьковскому мэру, все прекрасно понимают, что именно Геннадий Кернес является движущей силой развития Харькова.
 
К тому же три года назад харьковский глава сыграл решающую роль для города, не допустив создания еще одной «народной респуб­лики» на украинской территории.
 
Поэтому и отношение самих харьковчан к градоначальнику за истекшие годы принципиально поменялось — от недоверия к серьезной и стабильной поддержке. Об этом свидетельствуют и выборы мэра в один тур в 2015 году (единственный случай на все крупные города страны), и 72 % одобрения деятельности Кернеса на посту мэра, зафиксированные социологической группой «Рейтинг» в конце 2017 года.
 
Наше интервью с Геннадием Кернесом длилось более 2,5 часа. Не потому, что Геннадий Адольфович слишком словоохотливый — говорит он как раз скупо и очень сдержанно. Просто беседа постоянно прерывалась не терпящими промедления вопросами и проблемами, с которыми пришли на прием посетители. Геннадий Кернес извинялся и переключался на их решение. Очень симптоматичная деталь: любой вопрос рассматривался буквально за несколько минут, ни один из них не потребовал экскурсов в историю ситуации. Мэр, похоже, держит всю информацию о городе в голове.
 
С утра в день интервью город накрыл обильный снегопад, но мэр не тратил времени на обсуждение ситуации с уборкой снега, не было никаких традиционных в таких случаях авральных заседаний «оперативного штаба по борьбе со снегопадом».
 
— Налаженный коммунальный механизм работает сам по себе. Теперь нужен только контроль, каждый уже знает свой маневр и свою зону ответственности, — объяснил Геннадий Адольфович. — Что касается работы, то, поверьте, девиз моей команды «Любить Харьков — работать для людей» — не просто слова. Для меня это главное дело жизни — построить город своей мечты.
 
— Вы можете говорить о своем городе как о европейском мегаполисе? Совпадают ли Ваши оценки с оценками сторонних наблюдателей?
 
— Лозунг «Возродим величие Харькова» является моим жизненным кредо, в основе которого — моя личная любовь к городу. По сути, как и у любого другого харьковчанина, который дорожит своим родным домом. И все мы относимся к Харькову как к уже состоявшемуся европейскому мегаполису. Вот вы, например, знаете, что Харьков сегодня — это единственный город в Украине, который имеет четыре награды Совета Европы, главная из которых — это приз Европы. Обладателя такого приза выбирают по множеству критериев, среди которых возможность предоставления услуг населению, безопасность, удобство, комфорт проживания и другие. Мы являемся членом Ассоциации городов, владеющих призом Совета Европы, а я избран президентом этой ассоциации уже на вторую каденцию. Вы спросите: «Что нам это дает? Зачем оно нам?» Это в первую очередь — внешняя оценка нашей работы и, конечно, получение знаний, обмен опытом. Могу сказать и о том, что наш город сегодня отмечен 12 звездами по европейской классификации, я имею в виду рейтинг общих достижений. Это в том числе наши глобальные инфраструктурные проекты: парки, скверы, система обеспечения жизнедеятельности города, строительство новых объектов, приобретение современной импортной техники для выполнения работ на местах.
 
То есть одна из стратегических целей нашей команды — привлечь внимание к городу, показать его за пределами нашей страны как современного, равноправного и полноценного партнера. Мы на равных участвуем во всех европейских рейтингах, которые дают городу возможность продемонстрировать те или иные достижения, и эти победы накапливаются в виде оценок таких серьезных изданий, как Financial Times.
 
Сегодня я могу спокойно говорить о том, что Харьков — это успешный проект, успешный город, но мы можем быть и будем еще более успешными. Благодаря президентской реформе децентрализации власти бюджет города увеличился в разы. Нынешние государственные реформы открывают нам новые возможности. И уже с учетом этих новых реа­лий мы переходим от существующей у нас Концепции европейского развития Харькова до 2020 года к более глобальной программе «Харьков‑2030».
 
— Почему Харькову удается, а другим городам — не очень, хотя там тоже декларируют «хотим строить европейский город»? Вроде как условия одинаковые: та же страна, те же законы, та же государственная власть — а не работает?
 
— Ну о правильности выбранной стратегии, о грамотной постановке задач, о том, что все эти планы должны иметь поддержку горожан, даже говорить не буду. Это само собой разумеющееся, и без этого вообще ни о каком развитии речи быть не может. Первое (самое важное, а может, и решающее!) — это формирование команды, которая не просто была бы готова взять на себя работу и ответственность, а действительно смогла бы что-то реализовать. На сегодняшний день у нас сплоченный коллектив, имеющий за плечами как индивидуальный, так и коллективный опыт.
 
— Помнится, что когда Вы только возглавили Харьков, то, судя по публикациям в СМИ, далеко не все верили в Вашу способность сбить такую команду, замахнуться на такие проекты. Некоторые тогда не то что сомневались, а даже посмеивались…
 
— Я даже по-другому скажу. Многие не то чтобы не верили, а просто не могли себе представить, что можно взять бразды правления в таком городе, да еще и в то специфическое время… Но вы знаете, что мы дважды прошли смену власти — в 2010‑м и в 2015 году, а команда сохранилась. И эффективность ее работы состоит в том, что внутри есть четкая система контроля за тем, как каждый справляется с решением поставленной перед ним задачи. У нас есть жесткая персональная ответственность исполнителей. Мы сделали все, чтобы уйти от системы коллективной безответственности, которую лучше всего символизировали районные советы — орган власти без денег и полномочий. Мы первые в Украине в 2010 году ликвидировали райсоветы, создав районные администрации. Получилась эффективная вертикаль управления городом.
 
— Сегодня все чаще, причем на разных политических полюсах, говорят о собственном пути развития для Украины. И, насколько мы знаем, Ваша политическая сила даже разработала стратегию, которая называется «Собственный путь Украины».
 
— Знаете, хорошо, конечно, когда ваши проблемы вам помогают решать, подсказывают, советуют, дают ресурсы. Но опираться нужно в первую очередь на собственные силы и собственный здравый смысл. Если говорить о стране, то здравый смысл подсказывает: приоритет должен быть отдан национальной экономике, национальным интересам, самодостаточности в большинстве позиций.
 
Я уверен, что нельзя слепо копировать чужой, даже самый удачный опыт. Кстати, все успешные страны новейшего времени — будь то Сингапур или Польша — достигли своих успехов только благодаря тому, что шли собственным путем. Учитывали свой менталитет, свой потенциал и ресурсы, не боялись быть первопроходцами, формируя собственную социально-экономическую модель.
 
— Наслышаны о Вашем лифтовом хозяйстве, в котором работают около 800 человек и которое показывает завидную для всей отрасли эффективность.
 
— Да, и это тоже особый путь Харькова. Может быть, кто-то считает, что заниматься лифтами недостаточно серьезно, но для меня это вопрос безопасности и комфорта горожан. Десять лет назад мы возродили коммунальное предприятие по обслуживанию лифтов, постепенно убрали оттуда частников и принялись разгребать последствия их хозяйствования. Начали с системы охраны лифтового хозяйства, с изготовления дверей и решеток, которые нельзя взломать. Вот вам цифры, свидетельствующие об эффективности этой работы: когда-то лифтовые воры ежегодно наносили бюджету города ущерб в 15 млн гривен и разграбленные лифты, естественно, простаивали. Сегодня убытки от вандалов и воров составляют едва ли 200 тыс. гривен. Потом мы создали условия для капитального ремонта наших лифтовых машин, ведь отремонтировать лифт стоит одних денег, а приобрести новый — совершенно других.
 
Вы знаете, что сегодня учебные заведения Украины вообще не готовят механиков по обслуживанию лифтов? Мы создали свою собственную систему обучения и стажировки. Наши мастера выезжают не только на аварийные ситуации, но и на ежемесячный техосмотр. В результате в Харькове примерно из 8 тысяч лифтов неработающих всего 2,5—3 %. И остановлены они не на годы, как в других городах, а на неделю или месяц. Профильное КП, по сути дела, стало коммунальным заводом, работает в кооперации с белорусскими и киевскими производителями лифтов. Кроме того, поскольку лифт — один из основных потребителей электроэнергии для мест общего пользования дома, КП получило еще одно направление работы — обслуживание внутридомовых электросетей. И они самостоятельно сегодня производят антивандальные распределительные шкафы с дистанционным управлением, у них сформировалась еще одна программа — «Умный подъезд», направленная на вопросы безопасности жильцов и экономию электроэнергии.
 
— Сегодня многие в стране говорят о Харькове как о динамично развивающемся городе, приводят примеры реконструкции центрального городского парка, лучшей в стране велодорожки, восхищаются чистотой города, тем, что его улицы безопасны в вечернее время, поскольку хорошо освещены…
 
— Харьков освещен на 99 %. Там, где уличного освещения не было никогда, оно появилось, там, где было плохое освещение, появилось хорошее. Правда, чтобы добиться этого, мы упорно работали 7 лет, понимая, что это вопрос безопасности горожан и его нужно решить в первую очередь. Как говорят, в светлом городе и люди светлее. Когда приезжаешь из Европы в Украину, первое, что бросается в глаза, — это мрачность. Она и на улицах, и на лицах людей. Меняя свой город, мы меняемся сами. Движемся от темноты к свету. (Улыбается.)
 
Так вот, после того как мы сделали необходимый минимум, перешли к другому этапу: меняем осветительные опоры, традиционные лампы на диодные для экономии бюджетных средств.
 
— Кстати, в Харьков недавно приезжал по теме безопасного городского пространства экс-мэр Нью-Йорка Джулиани, нынешний советник президента Трампа. Это такая пиар-акция или что-то серьезное начинаете?
 
— Это мы реально работаем с Джулиани и его командой по созданию ситуационного центра для безопасности харьковчан. Этот проект в том числе поддерживается Президентом Украины Петром Порошенко, потому что Рудольф Джулиани встречался и с ним, презентовал ему свой анализ того, что можно сделать. Здесь работали партнеры Джулиани, которые во многих точках мира уже создавали такие центры. После тщательного анализа они нам должны выдать единый план-проект, который мы будем реализовывать в Харькове.
 
Делегация города в ближайшее время едет в США, чтобы изучить, как работают их экстренные службы «911» и «311», посмотреть, как мы можем это адаптировать для Харькова. В городе устанавливается много камер видеонаблюдения — и не только на улицах, но и в подъездах. У нас есть достаточно много баз данных, которые мы можем объединить и создать такой ситуационный центр совместно с госорганами власти. Если этот проект будет реализован, он будет первым в Украине.
 
— Перейдем к чистоте. Харьков сегодня — достаточно чистый город, но не все еще вопросы решены. Поговорим, например, о мусорном заводе…
 
— Это не завод, это целый многофункциональный комплекс. Подобных проектов на сегодняшний день в Украине нет. Мы очень серьезно к этому вопросу подошли. Во‑первых, была проработана научная часть вопроса, научный подход к сбору и утилизации. Потому что у каждого региона есть своя морфология мусора. Нас интересует больше органика, потому что органика дает другую добавленную стоимость ко всему проекту.
 
Мы проанализировали очень многие, в том числе европейские, технологии утилизации, и в итоге на территории Харьковской области на сорока гектарах будет построен большой многофункциональный экологически безопасный комплекс. В рамках проекта будет рекультивация старого мусорного полигона, выработка электроэнергии по зеленому тарифу, которая пойдет на энергорынок.
 
— Вопрос относительно метро тоже для Харькова сложный, непростой. В этом году планируется начать строительство очередной ветки метро в Харькове, деньги на которую город получил в том числе благодаря привлечению кредитов в международных банках.
 
— Метро — самый безопасный и удобный вид транспорта. Соответственно, если появляются новые станции метрополитена, это дает совсем другую транспортную концепцию движения муниципального пассажирского транспорта в городе. То есть мы можем разгрузить наземный транспортный трафик, а также создать комфортные условия для передвижения по городу. Если харьковчанину необходимо быть в такое-то время в таком-то месте, он там будет, и достаточно быстро. Поэтому мы с помощью государства берем кредиты у международных финансовых институтов.
 
Но и здесь тоже приходится искать неизбитые пути, разумные компромиссы между потребностями и возможностями города. Купить новый транспорт — это хорошо, когда есть деньги, но восстанавливать и делать самим — это свои рабочие места, это то, что нужно. Сейчас мы самостоятельно начали делать капитальный ремонт подвижного состава метрополитена, хотя у нас есть договор и с ЕБРР, и с Европейским инвестиционным банком о выделении финансирования на приобретение нового подвижного состава. Но мы все равно занимаемся старым подвижным составом, который отслужил 35 лет. То же самое у нас с трамвайным парком — есть хорошая материальная база у коммунального горэлектротранспорта, мы ее развиваем, поэтому делаем сами ремонт, причем капитальный. В прошлом году попробовали собрать на базе старой «Татры» абсолютно новый трамвайный вагон, по новым технологиям, он сертифицирован, и где-то три новых вагона в год уже можно выпускать. И мы этим гордимся. А еще мы гордимся тем, что первыми и очень масштабно реформировали жилищно-коммунальное хозяйство в Харькове. Мы теперь, например, можем говорить о том, что перекладываем давным-давно отслужившие свой срок эксплуатации сети десятками километров. Раньше за год перекладка сетей составляла 500 метров, а в прошлом году мы сделали больше 22 километров. Есть разница? 
 
По материалам газеты «КП в Украине.
(Печатается с сокращениями)
Подписаться на новости

Выбрать по тегу